СТАТЬИ ОБ АВТОРСКОЙ ПЕСНЕ
Администраторская
На главную страницу
Новое сообщение
Имя, город:
URL:
e-mail:
ICQ:
Сообщение:
показать смайлики
Если вы пользуетесь нашим порталом, установите, пожалуйста, у себя на сайте нашу кнопку.
Ваше сообщение будет "воспринято" лишь в том случае, если оно будет содержать ключевое слово. В данный момент это слово "песня".
· Александр
Всем поклонникам Олега Митяева. Открылась социальная сеть посвященная его творчеству. Видео, фото, песни Олега и обсуждения его творчества в блогах участников. http://mityaev.ning.com
Авторская песня.
Домашняя страничка Электронная почта
29 мая, 2007 (вторник, 12:58)
Сообщение № 9
· Коренблит Станислав, Москва
Синтез Слова и Музыки (Стихотворение и Песня)
– тезаурус человеческой памяти
Введение

Субъективизация современной науки — не просто дань времени, но и естественное следствие развития культуры. Как же работать с этой субъективной составляющей, сохраняя при этом требования, присущие научно-ориентированному знанию?
Культура не может быть осознана и вовлечена в человеческую деятельность в полном объеме, идет ли речь об индивидууме или об обществе (можно говорить о поле ассоциаций, семантическом поле, понятийном ядре и т. д.). И не может пассивно воспроизводить объективные соотношения, неизбежно их переструктурирует.
Изучение этих процессов и вытекающих из них следствий может вестись с применением разрабатываемого в последние годы тезаурусного подхода. Он показал свою эвристичность в культурологии, в рамках которой формируется тезаурология — своего рода субъективная культурология. Результаты его применения в социологии, филологии и других областях гуманитарного знания публикуются уже более 10 лет .
Центральное понятие этого подхода — тезаурус. В Древней Греции тезаурусом (thésaurós) называли сокровище, сокровищницу, запас. И в научной терминологии нашего времени — в лингвистике, семиотике, информатике, теории искусственного интеллекта и других областях знания — тезаурус обозначает некоторое особым образом оформленное накопление. В информатике и теории искусственного интеллекта обращается внимание на систематизацию данных, составляющих тезаурус, и на их ориентирующий характер. Именно такая характеристика тезауруса легла в основу содержания этого по понятия в общегуманитарном тезаурусном подходе: тезаурус — это структурированное представление и общий образ той части мировой культуры, которую может освоить субъект.
Тезаурус обладает рядом черт, характерных особенностей, из которых в первую очередь нужно выделить следующие:
•неполнота любого тезауруса по сравнению с реальным развитием культуры, его фрагментарность, относительная непоследовательность; единство тезауруса, несмотря на фрагментарность составляющих его элементов, обеспечивается субъективно (внутренняя логика), в частности, через единство личности;
•иерархичность, восприятие мировой культуры сквозь призму ценностного подхода; выделенные приоритеты составляют определенную подсистему — ядро тезауруса;
•творческое пересоздание, переосмысление, вводящее герменевтический аспект в характеристику тезауруса;
•ориентирующий характер тезауруса;
•наличие родственных явлений в других тезаурусах, что ставит вопрос о генезисе тезаурусов;
•разнообразие и изменчивость тезаурусов, множественность уровней освоения культуры, при наличии ядра — отсутствие четких границ;
•действенность тезауруса, который влияет на поведение, другие проявления субъекта; воспитывающий (социализирующий) характер.

Нужно обратить особое внимание на то, что тезаурус (как характеристика субъекта) строится не от общего к частному, а от своего к чужому. Свое выступает заместителем общего. Реальное общее встраивается в свое, занимая в структуре тезауруса место частного. Все новое для того, чтобы занять определенное место в тезаурусе, должно быть в той или иной мере освоено (буквально: сделано своим).

Итак, сделаем акценты: не от общего к частному, а от своего к чужому, субъективная культурология, накопление, систематизация данных и т.д. и рассмотрим под заданным углом зрения понятие Песня.

1.Песня и Стихотворение – синонимы

Говоря о Песне люди часто подразумевают слово Стих (стихотворение) и наоборот, а говоря о Певце – речь идет о Поэте и наоборот. Давайте внимательно исследуем, почему так сложилось, что это по сути одно и тоже.

Для начала необходимо исследовать сходства самих слов Песня, Стих (Стихотворение), Певец, Поэт на уровне синонимов.

1. Различные названия интересующих нас слов, без учёта классификации, песен в словаре синонимов (от греч. synonymos - одноимённый) из самого большого словаря в мире В.Н.Тришина по количеству слов (289 тыс. слов) с синонимами и по количеству синонимов (толкований - 1197 тыс. слов) и близких по смыслу слов выглядят так.

Песня: айода (3), айтыс (1), альба (1), альборада (1), ария (5), баллада (2), баллата (1), баркарола (1), барыня (11), берсез (1), бульба (3), былина (5), варшавянка (1), величание (11), веснянка (3), вилланелла (1), вильянсико (1), виреле (1), виса (1), гаудеамус (1), гимн (11), глава (58), гомофония (4), гондольера (1), дайна (1), дойна (1), дума (13), застольная (1), имаё (1), йодль (4), каватина (2), калинка (2), камаринская (3), кант (9), кантата (2), кантилена (2), канцона (3), канцонетта (2), карманьола (3), карола (1), коломыйка (2), колыбельная (1), коляда (4), колядка (2), криманчули (1), крыжачок (2), лауда (1), лявониха (2), маджолата (1), мадригал (3), мандолината (1), марсельеза (2), меренга (1), мизерере (2), монодия (3), нения (1), ноктюрн (2) , ном (2), ода (6), олен (1), пассакалия (3), пассакалья (3), пасторела (1), пастурель (1), песенка (4), песнопение (2), песнопения (4), песнь (10), плач (15), псалом (5), рапсодия (2), распев (4), романс (4), руна (2), руны (2), сегидилья (3), серенада (2), сон (18), спиричуэлс (3), стихотворение (42), сутартине (1), фротолла (2), фроттола (2), хабанера (2), частушка (5), шансон (3), шансонетка (5), шаракан (1), шлягер (5), шумка (1), ыр (1), элегия (10), эпиталама (2), яблочко (4), янка (2)
Стих: абзац, (23), бурлеска (4), верлибр (2), вирш (1), гекзаметр (3), гептаметр (1), дольник (1), ирмос (2), кода (2), логазд (1), мысль (33), октаметр (1), пентаметр (2), пеон (7), полиметр (1), произведение (43), прокимен (2), рефрен (4), речовка (1), стихотворение (42), стишок (2), строка (7), строфа (14), тетраметр (1), триметр (1), тропарь (2), трохей (3), ударник (1), холиямб (2), хронограмма (1), ши (1)

Заметим здесь, что слова Песня и Стих имеют одинаковое количество толкований.

Стихотворение: акростих (1), буриме (2), восьмистишие (2), газель (6), георгика (1), двенадцатистишие (1), двустишие (3), кантата (2), канцона (3), касида (1), ксения (7), мадригал (3), мезостих (1), монорим (1), моностих (2), ода (6), палинодия (2), пасторель (1), песня (95), пятистишие (3), рондель (1), рондо (2), секстина (2), сиджо (1), сонет (1), стансы (1), стих (31), стихи (11), стихотвореньице (1), тавтограмма (1), трехстишие (1), триолет (1), центон (1), четверостишие (6), шестистишие (2), эклога (4), экспромт (3), элегия (10), эпиграмма (5), эпиталама (2), эпитафия (3), эпод (1)

У слова Стихотворение слово Песня является синонимом и наоборот. Слово Песня имеет 95 толкований, а слово Стихотворение (Стих плюс Стихи) только 42!

Певец: акын (4), арион (2), ашут (4), аэд (2), бард (4), баритон (6), бас (12), бахиш (2), бахши (4), баян (12), боян (3), вагант (4), вокалист (3), гриот (6), гусан (4), гусляр (6), дискант (3), жирши (2), запевала (12), исполнитель (45), кантор (6), кифарет (6), кобзарь (2), козлодер (1), паолан (2), лирник (2), любимец муз (6), мейстерзингер (2), менестрель (3), миннезингер (3), мутриб (1), орфей (1), певун (3), певчий (4), песельник (2), песенник (7), песнопевец (3), песняр (1), питомец муз (6), плакальщик (1), подпевала (4), поэт (44), псалмопевец (2), рапсод (5), распевщик (1), рок-певец (1), садко (2), сингер (1), сказитель (10), скальд (2), скоморох (20), слагатель (27), сладкопевец (1), служитель муз (6), солист (5), сэсэн (2), тенор (9), теноришка (1), трубадур (2), трувер (2), фонограмщик (1), хади (2), хафиз (2), хорист (2), шансонье (2), шпильман (4)

Поэт: акын (4), арион (2), ашуг (4), бард (4), бахши (4), баян (12), борзописец (28), боян (3), версификатор (27), виршеплет (24), кифаред (6), кропатель (28), кропач (3), лекист (1), любимец муз (6), мастер слова (2), мейстерзингер (2), менестрель (3), метроман (2), миннезингер (3), оллам (1), парнас (2), певец (67), песнопевец (3), пиит (4), пиита (23), питомец муз (6), поэтишка (26), рифмач (27), рифмоплет (26), скальд (2), служитель муз (6), стихокропатель (27), стихоплет (26), стихослагатель (26), стихослагатель (26), стихотворец (7), сэсэн (2), творец (14), трубадур (2), трувер (2), циклик (1), шаир (1), эпитафист (1).

Из приведенного сравнения можно сделать выводы:
1. Говоря о понятиях Песня, Стих, Стихотворение, Певец и Поэт речь идёт по сути об одном и том же.
2. Само понятие Песня появилось значительно раньше понятия Стихотворение
3. Слова Певец и Поэт являются синонимами друг друга.
4. У слова Поэт – 44 понятия, а у слова Певец – 67, что подтверждает первородность Песни и ее Исполнителя и сочинителя – Певца (у разных народов – свои названия, но суть одна и та же).
5. По синонимам слов Песня и Стих ясно, что первая – «родитель», второе слово – «дитя» или стих – это песня без мелодии, а мелодия и стих – почти всегда песня!
6.Песня и Стих имеют одни и те же характеристики, одинаковые понятия, причем у музыки их больше: метр, ритм, такт, повтор (рефрен) и т.д.

2.Историко-педагогические аспекты триады слово – речь (стих) – песня (музыкальное произведение)

«Пение родилось вместе с человеком. Прежде, нежели лепетал, подавал он гласы» поэт и государственный деятель Гавриил Державин, XVIII век

СЛОВУ (образующему язык) принадлежит могущественнейшая роль в создании мира, в развитии общества, человека. «В начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог» (Евангелие от Иоанна. гл.1, ст.1). Слово – великое достояние человека, отличающее его от других живых существ на Земле.
СЛОВО – несет в себе два начала: 1. понятие, инФОРМацию, существующую независимо от человека как объективное начало и 2. инТОНацию как личностное, субъективное начало, идущее от произношения слова и отношения к данному понятию человека, интонация несет эмоциональную окрашенность. Первое – связано ФОРМой, раскрывает то, о чем идет речь. Второе – наполняет ТОНом, «речевой музыкой». Слово, произнесенное по-разному, с разной интонацией, приобретает различные оттенки: восхищения, удивления, радости, строгости, уважения, грусти, скорби, раздражения, покоя, уныния и т.д.
Обратимся к истории. Древнегреческие поэты пели свои стихи. Авторы трагедий: Эсхил, Фриних, Софокл, Еврипид – были одновременно и музыкантами. Хор в древнегреческой трагедии был комментатором событий и пел в унисон, а драматические актеры имели к тому же и сольные партии.
В Древнем Риме поэтические оды Горация, эклоги Вергилия, поэмы Овидия пелись в сопровождении струнных щипковых инструментов. Император Домициан основал «капитолийские» состязания (конец I в.н.э.), на которых вместе с поэтами выступали певцы и музыканты. Император Нерон ввел «греческое состязание», где сам выступал как поэт, певец, кифаред. На Руси сказители и скоморохи пели былины и частушки.
Поэзия была и остаётся на особом положении в жизни общества, отражая ее духовные, нравственные, эстетические идеалы. Поэзия и музыка... Родство этих видов искусства отмечалось не один раз. «Музыка начинается там, где кончается поэзия…» - писал великий И.Гете. Поэзия становилась источником вдохновения для многих композиторов. В России любимым поэтом был А.Пушкин. П.Чайковский писал о нем: «Независимо от сущности того, что он (А.Пушкин – С.К.) излагает в форме стиха, в самом стихе, в его звуковой последовательности есть что-то, проникающее в самую глубь души. Это «что-то» и есть музыка…».
Русская поэзия XVIII-XX веков – это кладезь русского языка, его животворный источник. Её нужно возвращать всевозможными путями в культуру в целом, в сознание современных студентов в частности.
В своих занятиях мы будем использовать песни из Нотных Портретов* С.Коренблита по следующим причинам:
Считается, что роду человеческому 1-3 млн. лет, а последние 40 тыс. лет – возраст искусства. Из них 6 тыс. лет – возраст литературы (литература лат., в общем смысле то же, что и письменность, то есть совокупность всех письменами начертанных на камнях, папирусе, коже, бумаге и проч. произведений человеческого творчества, в которых отразились быт, идеи, чувства, стремления и борьба людей, вообще вся историческая жизнь человечества. В этом смысле сюда входят наука, религия, философия, исторические памятники и летописи, законы, изящные произведения народного (песни, пословицы и проч.) и индивидуального творчества. В более тесном смысле под литературой разумеются лишь произведения изящной словесности (народная лирика и эпос, лирика, поэма, драма, роман, повесть и др. отдельных авторов). Различают также национальную литературу, совокупность произведений изящной словесности, в которых отражается дух и культура какого-либо одного народа.
Записывалось не все, а главное, тем более что запись представляла определенный труд (высечь на камне!). Для человечества всегда стояла сверхзадача – сохранить весь багаж знаний, навыков, произведения искусства и т.п. – т.н. иммортальность (лат. immortalis — 6ecсмертный, вечный)
Как же передавались молитвы, опыт веков, открытия и пр.? С рисунками понятно, а с другими знаниями как? Изустно, чтобы все запоминалось и передавалось дальше до возникновения письменности (литературы) как это можно было достичь? На наш взгляд – это было возможно только с помощью песни. Общеизвестны такие примеры, как Хвалебные гимны — Псалтыри, основанные на старинных мотивах, «Илиада» и «Одиссея» Гомера – собрания отдельных песен и т.д. Предстоящие открытия скорее всего подтвердят именно это утверждение, ибо именно у песен есть необходимые мнемотехнические особенности (см. мнемотехника), позволяющие передать весь накопленный человеческий багаж изустно.
Изучая канонические религиозные тексты выясняется, что они основаны на мелодическом переложении: гимны, молитвы, заклинания и являлись ничем иным, как видом песен (по песенной классификации).
Слово Песня (нем. - Lied, франц. - chanson, итал. canzone, алгл. – song) означает первичный вид музыкально-словесного высказывания. Это – фольклорный жанр, который в широком своем значении включает в себя все, что поется, при условии одновременного сочетания слова и напева; в узком значении – малый стихотворный лирический жанр, существующий у всех народов и характеризующийся простотой музыкально-словесного построения. В дальнейшем термин песня уже применяется преимущественно во втором значении;
В связи с необходимостью запоминания любых произведений уместно отметить также такое понятие, как Стихотворение в прозе — термин, которым обозначают небольшие прозаические произведения, напоминающие по своему характеру лирические стихотворения, но лишенные стихотворной организации речи и поэтому точнее характеризуемые термином «лирика в прозе». К произведениям такого рода относятся известные «Стихотворения в прозе» И.Тургенева, «Поэмы в прозе» Бодлера и др. Типическими признаками стихотворение в прозе является их краткость, рудиментарный, а иногда и вовсе отсутствующий сюжет, изображение характера в отдельном его проявлении, а не в относительно законченном кругу событий, повышенная выразительность повествовательного строя речи и, наконец, как часто полагают, ритмичность речи. Таким образом стихотворение в прозе представляется своеобразным сочетанием признаков стиха и прозы, чем и объясняется его оксюморонное наименование: обычно мы называем прозой как раз такие формы речи, которые по своей организации полярны стиху. В то же время общепринятым считается говорить об особенностях поэтики романов Ф.Достоевского («Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы»). Однако нужно отметить, что, несмотря на все попытки определить признаки «ритма прозы», такого определения найти не удалось.
Есть гениальные примеры применения стихотворных приёмов – это романы в стихах «Евгений Онегин» А.Пушкина, «Горе от ума» А.Грибоедова, «Маскарад» М.Лермонтова, где прослеживается преемственность использования крупных поэтических форм. Крупнейшие композиторы не преминули сочинить к ним музыку и на мелодической основе эти произведения начали свою вторую и бесконечно долгую жизнь. При отсутствии письменности (если бы эти сочинения возникли тысячи лет назад) у этих произведений музыкальная (песенная) основа была б единственным возможным способом дожить до наших дней.
К месту было б сказать, что поэты (А.Пушкин, И.Тургенев, А.Толстой, Б.Пастернак и т.д.) уверенно реализовали себя как сочинители романов, повестей, рассказов, эссе и т.п. и достигли литературных высот. И наоборот – нет ни одного примера того, как писатели, реализовав себя на высоком уровне становились мало-мальски значимыми поэтами.
В поэзии прослеживаются вполне определенно три революции (так считалось многими специалистами – они оканчивались эволюционно в конце каждого века): в начале XVIII века В.Тредиаковский, М.Ломоносов, А.Сумароков создали новый светский поэтический язык, впервые разведя в стороны его с церковным и фольклорным. Фольклор и литература постепенно расходятся в жанрах, но продолжают сохранять родство. Авторство создателей литературы благодаря новым возможностям закрепиться на долговечных носителях удавалось не потерять.
В середине и конце века продолжили поэтическое новаторство и готовили приход новой волны: Г.Державин, И.Хемницер, А.Радищев, М.Муравьев, В.Капнист, И.Дмитриев, Н.Карамзин, И.Крылов, И.Козлов, К.Батюшков, В.Жуковский, Д.Давыдов.
С началом 2-й поэтической волны можно считать таких поэтов, как: Ф.Глинка, П.Вяземский, К.Рылеев, И.Мятлев. Они приготовили приход следующих новаторов стихосложения: В.Кюхельбекер, А.Дельвиг, А.Пушкин (особенно он! – считается первым, решившимся зарабатывать исключительно литературным трудом, но большинство ныне живущих поэтов не могут прожить только на поэтическом труде, поэтому им нередко приходится писать тексты к популярным песням. Редко когда в песню попадает изначально самостоятельно сочиненное стихотворение. Исключения составляют поэты-песенники, но их труд лишь с большим приближением можно отнести к литературному). Продолжим: Е.Баратынский, А.Одоевский, Н.Языков – далее развитие поэзии происходило через творчество Ф.Тютчева, К.Аксакова, А.Хомякова, А.Полежаева, Д.Веневитинова, К.Павлову, В.Бенедиктова, А.Кольцова, Н.Огарева, М.Лермонтова, П.Ершова. В середине века нужно отметить А.Толстого, И.Тургенева, Я.Полонского, А.Фета, А.Жемчужникова, А.Майкова, Н.Некрасова, Л.Мея, А.Григорьева, И.Никитина, А.Плещеева, М.Михайлова, Д.Минаева, Н.Добролюбова, К.Случевского, Л.Трефолева, А.Апухтина, И.Сурикова, А.Голенищев-Кутузова, С.Дрожжина. Эволюция поэзии почти полностью совпала с завершением века – на смену «Золотого века» и рождению «Серебряного века» поэзии: пришли В.Соловьев, Н.Минский, И.Анненский, К.Романов, К.Льдов, К.Фофанов, С.Надсон, Ф.Сологуб, Д.Мережковский, В.Иванов, П.Соловьева, К.Бальмонт, М.Горький, А.Федоров, З.Гиппиус, М.Лохвицкая, И.Бунин, Тэффи, М.Кузмин, Ю.Балтрушайтис, В.Брюсов, А.Герцык, А.Кондратьев, М.Волошин, Эллис, С.Черный, А.Белый, А.Блок (большая часть перечисленных поэтов относится к символизму). Им удалось подготовить приход следующей волны (плеяды новаторов) поэзии. И как было ранее – самой поэзии, вернее поэтам на заре ХХ-го столетия стало тесно в рамках прежних поэтических форм (а значит и музыкальных!), особенно начиная с футуристов (И.Северянин, В.Хлебников, В.Каменский, В.Маяковский, Н.Асеев, Б.Пастернак, Б.Лившиц) – т.н. «строителей языка», акмеистов (Н.Гумилев, С.Городецкий, О.Мандельштам, А.Ахматова, Г.Иванов, Г.Адамович, М.Зенкевич, В.Нарбут), имажинистов (В.Шершеневич, А.Мариенгоф, А.Кусиков), обериутов (К.Вагинов, Н.Заболоцкий, Н.Олейников, Д.Хармс).
Далее усилиями поэтов (Б.Садовский, К.Чуковский, С.Городецкий, В.Каменский, Н.Клюев, В.Гофман, С.Парнок, В.Хлебников, Н.Гумилев, В.Зенкевич, В.Ходасевич, А.Тиняков, Ю.Лившиц, А.Крученых, Ч.Габриак, И.Северянин, П.Орешин, С.Маршак, А.Ширяевец, В.Нарбут, Д.Бурлюк, Н.Асеев, А.Ахматова, С.Клычков, А.Несмелов, В.Инбер, Б.Пастернак, О.Мандельштам, И.Эренбург, Р.Ивнев, Г.Адамович, М.Цветаева, В.Шершеневич, В.Маяковский, В.Сумбатов, Г.Шенгели, Г.Иванов, В.Рождественский, С.Есенин, Э.Багрицкий, П.Антокольский, А.Кусиков, А.Мариенгоф, Н.Олейников, К.Вагинов, И.Сельвинский, А.Баркова, Н.Заболоцкий, Ю.Поплавский, М.Светлов, И.Уткин, А.Барто, Л.Мартынов, Д.Хармс, Д.Андреев) закрепилось рождение и развитие нового поэтического языка, но… народом и государством, как правило, эти литературные опыты всецело и повсеместно не были приняты (даже раздражали, особенно власть!). Из-за чего это происходило? Подавляющим большинством населения такие поиски новых литературных форм были отвергнуты из-за сложности усвоения: запоминания и воспроизводства. Для освоения текста нужна именно песня – более ритмичная, с одинаковыми размерами (количеством тактов в строке), повторами и т.д. Поиски поэтов новой волны и находки являлись и являются до сих пор в основном предметом изучения литературоведов, филологов и узкой группы любителей чистой поэзии (не более 4% от всего населения).
Остановимся здесь чуть подробнее, так как речь пойдет о взаимодействии слова и музыки
«Эго» и «кубо» футуризм роднит прежде всего отношение к слову. «Мы перестали рассматривать словопостроение и словопроизношение по грамматическим правилам», – эти слова из манифеста кубофутуристов можно отнести и к И.Северянину, однако всё их творчество пришло в стихотворную «норму» или «классику», правда потеряв много самобытного очарования, но петься их стихи стали легче, а значит и запоминаться. Далее еще интересней: каждая из этих групп считала именно себя выразительницей «истинного» футуризма. Новым «бойцам» приходилось воевать уже не столько с прежней литературой, сколько с лидерами самого футуризма и «перекрывать» их по части их же лозунгов, «… не желая больше поощрять наглость зарвавшейся банды, присвоившей себе имя Русских футуристов, заявляя им в лицо… Вы предатели и ренегаты… Вы самозванцы … Вы трусы… Вы… будете поставлены в необходимость получить в руки свои истинный послужной список пассеистов» (т.е. людей, пристрастных к прошлому и равнодушных к настоящему). Под этими словами из манифеста «Центрифуги» – «Грамота» стояли подписи Н.Асеева, С.Боброва, И.Зданевича, Б.Пастернака (кто бы сейчас мог бы это представить?!).
В.Брюсов – мэтр символизма отмечал, что в области «словесного изложения» у футуристов есть некоторые достижения и можно надеяться, что «зерна» когда-нибудь вырастут «в настоящие цветы», но для этого, конечно, «придется поучиться многому у… символистов». А И.Бунин называл футуризм просто «плоским хулиганством».
А вот М.Горький, напротив, всячески поддерживал «будетлян» – «Их много ругают, и это несомненно, громадная ошибка… Их породила сама жизнь, наши современные условия. Они – вовремя рожденные ребята… Как бы смешны и крикливы не были наши футуристы, но им нужно широко раскрывать двери, широко, ибо это молодые голоса, зовущие к молодой жизни». Вот здесь и кроется оценка их литературной деятельности – «широко раскрывать двери» традиционной поэзии, а значит активно, агрессивно вмешиваться, разрушать музыкальные каноны. Но музыка древнее стихов и она этот поэтический задор конечно же «поглотила именно способностью структурировать, а значит превращать в легко поддающиеся запоминанию формы стихосложения (исключительно на классических характеристиках музыки (размер, ритм и т.д.).
Композиторам с такими стихами сложно работать (не нарушая замысел поэтов) из-за разного количества слогов в каждой строке и несимметричном переносе ударений. Рассмотрим характерный пример из творчества В.Шершеневича (основоположника имажинизма). Приведем здесь стихотворение, взятое в Нотный Портрет «Акробат сердца» Часть 1 «Не завидуй» В.Шершеневича:

ИНСТРУМЕНТОВКА ОБРАЗОМ
Эти волосы, пенясь прибоем, тоскуют,
Затопляя песочные отмели лба,
На котором морщинки, как надпись, рисует,
Словно тростью, рассеянно ваша судьба.
Вам грустить тишиной, набегающей резче,
Истекает по каплям, по пальцам рука,
Синих жилок букет васильками трепещет
В этом поле вечернем ржаного виска.
Шестиклассник влюбленными прячет руками
И каракульки букв, назначающих час...
Так готов сохранить я строками,
На память как вздох, освещенный златоустием глаз.
Вам грустить тишиной... Пожелайте: исплачу
Я за вас этот грустный, истомляющий хруп!
Это жизнь моя бешеной тройкою скачет
Под малиновый звон ваших льющихся губ.
В этой тройке - вдвоем. И луна в окне бойко
Натянула, как желтые вожжи, лучи.
Под малиновый звон звонких губ ваших, тройка,
Ошалелая тройка, напролом проскачи.

В приведенном примере применяется рифма (уже хорошо!), но количество звуков не поддается обычному структурированию для легкого запоминания как стихотворения самого по себе, так и плохо поддается мелодической обработке звуками – для каждой строфы требуется новая мелодия или вариация лейтмотива (лейтмотив – яркий, образный мелодический оборот или тема, применяемый для характеристики некоторого лица, идеи, явления или переживания; и – многократно повторяющийся в произведении по ходу развития сюжета).
Максимально творчески эквивалентная мелодическая иллюстративность стиха невольно приводит к общепринятым музыкальным нарушениям чувства гармонии, ритма, размера и т.д.
Удаляясь от мелодических формул и характеристик традиционного стиха (а значит легко усвояемого человеческой памятью) многие «новаторы» поэтического искусства: акмеисты, футуристы и т.д. начинали раздвигать или раздалбливать «узкую» для них колею традиционной поэзии, разрабатывая новые горизонты и раздвигая границы, но «нагулявшись» вволю и увеличив размер «колеи», возвращались в русло наиболее песенных форм стиха.
«…Да, умер. Вот уже год вместо него, огнесловного, еле лавирующего между правдой, красотой и участком на эстрадах… в аудиториях скучнейшая логика, доказывание каких-то воробьиных истин вместо веселого звона графинов по пустым головам… я и сам не очень-то жалею покойника… Футуризм мертвой хваткой взял Россию… Футуризм умер как особенная группа, но во всех вас он разлит наводнением. Но раз футуризм умер как идея избранных, он нам не нужен. Первую часть нашей программы – разрушение мы считаем завершенной. Вот почему не удивляйтесь, если сегодня в наших руках увидите… чертеж зодчего, и голос футуризма… выльется в медь проповеди». Констатировал В.Маяковский и это лишь подтверждает наше исследование – против закона природы долго не повоюешь, а в классической форме стиха заложен закон природы. (По нему выстраиваются даже элементы таблицы Д.Менделеева). Остальные – неклассические формы обязательно имеют неустойчивое положение. «Скучнейшая логика» победила (На самом деле образец, т.е. классика – наиболее устойчивая форма любого произведения, поэтому все попытки «расшатать» ее обречены).
Дальнейшее развитие поэзии происходило через ее проводников между началом и концом века, таких как:
А.Тарковский, Б.Корнилов, Д.Кедрин, В.Шаламов, М.Петровых, И.Чиннов, О.Берггольц, А.Твардовский, С.Липкин, С.Михалков, Я.Смеляков, В.Тушнова, М.Алигер, К.Симонов, Г.Семёнов, Б.Заходер, А.Галич, И.Елагин, Н.Тряпкин, Н.Глазков, Б.Слуцкий, Д.Самойлов, Ю.Левитанский, Г.Поженян, Б.Чичибабин, А.Межиров, С.Кирсанов, Б.Окуджава, Ю.Друнина, В.Солоухин, К.Ваншенкин, Н.Коржавин, Е.Винокуров, В.Соколов, В.Берестов) эволюцию поэзии ХХ-го века оканчивают А.Дементьев, И.Лиснянская, А.Жигулин, Г.Горбовский, Р.Рождественский, А.Вознесенский, Е.Евтушенко, Н.Матвеева, Е.Рейн, Н.Рубцов, В.Соснора, Б.Ахмадулина, Г.Шпаликов, Ю.Мориц, В.Высоцкий, О.Чухонцев, завершая литературный век И.Бродским, Л.Миллер и мн. др.
Приведенные примеры немного условны, т. к. расположение в списке поэтов основано лишь на датах рождения, но суть в целом остается ясна – три века русской поэзии достаточно явно прослеживаются в своем новаторстве, развитии, подготовке следующего рывка или добавления новых притоков и далее по кругу. Остается надеяться, что вступивший в права XXI век последует предыдущим примерам.
Следует особо отметить поющих поэтов. Известно, что пели свои стихи Д.Давыдов, М.Кузмин, А.Вертинский и мн. другие, но в большинстве случаев сами песни не дошли до нас из-за несовершенства записывающей техники (в ряде случаев её еще не было в помине). Но в период появления звукозаписывающих устройств (магнитофонов) некоторые поэты особенно запомнились народу из-за исполнения своих стихов под гитару (пение под гитару) и их стихи будут воспроизводиться неопределенно долгое время (М.Анчаров, А.Галич, Б.Окуджава, Н.Матвеева, В.Высоцкий и т.д.). Большая часть так называемых бардов (см. самодеятельная, а ныне – авторская песня) пользуется этой схемой фиксации на пленке или СД, стремясь закрепиться в народной памяти именно через песню, что отчасти позволяет им снять с себя ответственность за саму литературу своих текстов, но дает реальный шанс остаться надолго в памяти (иначе говоря – петься). В то же время – наиболее успешные сочинители из этой среды находят для себя жизненно необходимым перейти в ранг «чистых» поэтов, считая что это и есть наиболее высшая ступень литературы – стих без мелодии, а зря – с песней у них больше шансов остаться в народной памяти – именно как певцов, а не поэтов.
Многие поэты стали известны (а потом запомнились) в первую очередь как поэты песен, некоторые песни стали народными, хотя имеют незабытого (непотерянного) автора: «Вечерний звон» написал духовный композитор В.Зиновьев на стихи Т.Мура в переводе слепого ярославского поэта И.Козлова, «Тонкая рябина» (стихи И.Сурикова, музыка народная) «Что стоишь, качаясь...», «Пара гнедых» (стихи – перевод А.Апухтина, музыка С.Донаурова) «Пара гнедых, запряженных с зарею…». Многие стихи, что по своей природе музыкальны и ритмичны, композитором Г.Свиридовым и другими положены на музыку. Изначально певучие по своей сути, они стали народными. Достаточно вспомнить песни «Ты жива еще, моя старушка...», «Клен ты мой опавший...», «Под окошком месяц, под окошком ветер...», «Королева» и другие. Приведем к примеру некоторые из них: «Гори, гори, моя звезда…» (стихи В.Чуевского, музыка П.Булахова) «Гори, гори, моя звезда…», «Степь да степь кругом» (стихи И.Сурикова, музыка народная) «Степь да степь кругом,..», «Вот мчится тройка почтовая…» (стихи и музыка народные) «Вот мчится тройка почтовая…», «По диким степям Забайкалья» (стихи и музыка народные) «По диким степям Забайкалья,..», «Ой, полна, полна коробушка (стихи Н.Некрасова, музыка народная), «Вечерний звон» (стихи И.Козлова, музыка А.Алябьева) «Вечерний звон, вечерний звон!..», «Ой, мороз, мороз» (стихи и музыка народные) «Ой, мороз, мороз,..», «Однозвучно гремит колокольчик,..», «В дороге» (стихи И.Тургенева, музыка В.Абаза) «Утро туманное, утро седое,..», «Клён ты мой опавший» (стихи С.Есенина, музыка А.Лепина), «Клён ты мой опавший, клен заледенелый», «Не жалею, не зову, не плачу» (стихи С.Есенина, музыка Г.Пономаренко), «Не жалею, не зову, не плачу,..», «Отговорила роща золотая» (стихи С.Есенина, музыка Г.Пономаренко), «Над окошком месяц» (стихи С.Есенина, музыка Г.Пономаренко) «Над окошком месяц. Под окошком ветер…» «Отговорила роща золотая…», «Письмо матери» (стихи С.Есенина, музыка В.Липатова), «Ты жива еще, моя старушка?..», «Однозвучно гремит колокольчик» (стихи И.Макарова, музыка А.Гурилева), «Дорогой длинною» (стихи К.Подревского, музыка Б.Фомина) «Ехали на тройке с бубенцами,..», «Береза белая» (стихи Л.Овсянниковой, музыка В.Шаинского), «Береза белая, подруга…», «Стою на полустаночке» (стихи М.Анчарова, музыка И.Катаева), «Стою на полустаночке…», «Оренбургский пуховый платок» (стихи В.Бокова, музыка Г.Пономаренко) «В этот вьюжный и ласковый вечер», «Я люблю тебя, жизнь» (стихи К.Ваншенкина, музыка Э.Колмановского) «Я люблю тебя, жизнь,..», «Романс» (стихи М.Матусовского. музыка В.Баснера) «Целую ночь соловей нам насвистывал,..» и далее до бесконечности.
Отдельно стоит упомянуть песни на стихи поэта А.Фатьянова, которые уже получили высокое звание народных песен: «Соловьи», «Где ж ты, мой сад», «На солнечной поляночке», «Три года ты мне снилась», «Где же вы теперь, друзья-однополчане», «Когда весна придёт, не знаю. Пройдyт дожди... сойдyт снега...», «На крылечке твоем каждый вечер вдвоем».
Как утверждает автор книги «Николай Рубцов: Песни и романсы», Москва, ЭКСМО, 2006 г. д. филологических наук В.Калугин – рекордсменом ХХ-го века является поэт Н.Рубцов: более 150 стихотворений стали песнями (у нас еще 28, какие-то стихи песен совпадают с приведенными в книге). Для сравнения у С.Есенина – более 30 стихотворений, из них при жизни – 3 (у нас еще 66), у В.Маяковского – ни одного (у нас – 30). Другой рекордсмен – К.Бальмонт: при жизни более 280 стихов стали песнями, после смерти – насчитываются единицы (у нас – 248). При жизни у А.Пушкина стали песнями 45 стихотворений (у нас – еще 58), у А.Блока – 30 (у нас – более 320). У М.Лермонтова прижизненных песен было только 4, зато после смерти – 2500 романсов и песен на 250 стихов (у нас еще 50). По песенности поэзии получилось два рекордсмена: XIX век – М.Лермонтов (а не А.Пушкин!), ХХ век – Н.Рубцов. Через песни – запоминание и любовь к поэтам.
Судя потому, что автор книги не знает о давно выпущенных (свыше 10 лет назад) в свет пластинок, дисков и кассет с перечисленными песнями, приведёнными в его книге данными можно пользоваться лишь для сведения.
Поэты, зная об этих свойствах песни «увековечивания» стихов, стремятся найти композиторов, а последние, осознавая свою чрезвычайную востребованность продолжают «строгать» поэзию под свои формы, не считаясь со смыслом для удобства запоминания (а совсем не из вредности). Поэты в большинстве своем, понимая сложность сохранения в памяти своего творчества, мечтают найти хорошего композитора, чтобы тот оставил песню «на века», из-за чего им иногда приходится терпеть, либо отвергать услуги композиторов, не видя эквивалента своим творческим усилиям. В связи с легкостью публикаций в ХХ-м веке (современная печать, ныне – Интернет) количество «чистых» стихов без мелодий многократно превзошло творческие возможности композиторов, поэтому последние почувствовали себя в превосходящем положении (впрочем как и ранее) и иногда сотворяют со стихами нечто невообразимое, слишком далеко уходящее от первоначального смысла стихов (об этом отдельно: теория главенства «мировой музыки» над словом). О некоторой части поэтов, берущихся за сочинение мотивов к своим стихам и поющих свои песни, мы уже упомянули (часто им помогают более профессиональные исполнители).
Некоторые поэты, например И.Бродский, решительно и смело предполагают (возможно, в век информационных технологий это так и есть или будет?!), что стихи могут жить самостоятельно неопределенно долгое время. Однако наше исследование доказывает обратное: без музыкальной основы стихотворения долго в памяти не могут оставаться, но он сам стал известен в России исключительно стараниями композиторов (вернее рапсодов): Е.Клячкина и А.Мирзаяна.
И все сохранившиеся ныне фонограммы XX-го века подтверждают, что все поэты читают свои стихи нараспев (речитативом), правда чаще всего на один и тот же, чем мешают отождествлению слушателем их стихов с уникальностью.
3. Классификация песен

Необходимо немного затронуть классификацию песен. Для того чтобы классификация песен была стройна и устойчива, она должна строиться на двух перекрещивающихся основаниях. Первым таким основанием должно служить деление песен по среде их социального бытования в историческом разрезе, по социально-экономическим формациям. Эта линия социального деления позволит учесть все разнообразие содержания (тем и мотивов) песен, обусловливаемое разнообразием социальных группировок, и хронологически прикрепить песни. Вторая линия деления по видам песен позволяет учесть всё разнообразие песенных жанров, условия их бытования, обстоятельства исполнения (хоровые, свадебные, лирические и пр. песни), и т. к. она будет заключена внутри социальной классификации, то поможет разрешить вопрос и о социальном происхождении различных песенных жанров. Это отдельная тема, здесь ограничимся несколькими примерами.
Комментируя народное понимание песни как рассказа «про старое, про бывалое», выразившееся в названии «старина», С.К.Шамбинаго писал, что оно вернее передает ее сущность, нежели книжный тер¬мин «былина», утвердившийся в науке. (Шамбинаго С. К. Вступ. ст. // Былины-старины. М., 1938. С.V.). По свидетельству г. Барсова, сами олонецкие певцы былин обыкновенно называют их старинами — выражение, в своем роде меткое и даже с оттенком сродным (старое ведь и есть бы¬лое). Кроме же того, народ вообще называет этот род произведений и просто песнями, многозначитель¬но противопоставляя их сказкам, в следующем изре¬чении, давно уже истолкованном К.С.Аксаковым: «песня быль, а сказка складка». (см. подробнее О.В.Захарова «Былины. Поэтика сюжета»).
Некоторые песни стали социальными: «Варшавянка» (популярный революционный гимн польского и русского пролетариата). В «Варшавянке» использована мелодия песни восстания 1863), «Марсельеза» («Marseillaise»), французская революционная песня. Слова и музыка К.Ж.Руже де Лиля (1792). Сначала называлась «Боевой песней Рейнской армии», затем «Маршем марсельцев» или «Марсельезой». При Третьей республике стала государственным гимном Франции (с 14 июля 1975 исполняется в новой музыкальной редакции). В России получила распространение «Рабочая Марсельеза» (мелодия «Марсельезы», текст П.Лаврова) Как видим – все песни имеют авторов, если удалось сохранить о них сведения.
Например, творчество И.Стравинского при образно-стилистической многоплановости отличается целостностью и органической связью с традициями русской музыкальной культуры, а творчество Д.Шостаковича имеет отличительные черты своего стиля – интенсивная ритмика (знаменитая 6-я симфония может вполне считаться симфороковым произведением, которая создана задолго до появления музыкального направления «Рок») разнообразное и часто самобытное использование оркестровых средств, высокая драматическая напряженность, оригинальный музыкальный юмор. На основе глубокого прочтения поэзии разных эпох и народов, прежде всего русской, Г.Свиридов существенно обновил многие вокальные жанры. Стиль Г.Свиридова, прочно связанный с традициями русской классической и советской музыки, чрезвычайно самобытен. Многое в нём определяется широкой опорой на крестьянский фольклор в сочетании с приёмами музыкального языка ХХ в., в частности увертюра «Время вперед» может без натяжек считаться симфороковым произведением. Еще ранее, в 1928 г. создано М.Равелем знаменитое «Болеро» – считающееся симфоническим шлягером ХХ века (на самом деле все тот же симфо-рок). Ныне слово «шлягер» скомпрометировано усилиями современных песенников, но само слово ни в чем не виновато. Немецкое «Schlag» означает не только «удар», но также и «взмах» (крыльев), то есть «взлет», – в нашем случае ярчайший взлет творческого проявления. А перевод слова «шлягер» – это не только «боевик», «гвоздь сезона». (Немецкое «Schlager» означает еще и «боец»).
Присвоение нынешними певцами слова «Шлягер» исказило помимо всех дорогих нам понятий и слово «Песня». Трескотня ныне поющей братии похожа на зазывание лоточников на базаре – отсутствие смысла и поэтического дара в текстах песен превратило их в общий шумовой фон большого города, где трудно различить источники отдельного сигнала – всё сливается в единой бессмыслице. Легкодоступность фиксации песен на любых носителях и отсутствие «платы» собственной судьбой за свои «сочинения» сделали песню товаром широкого потребления (иначе – общепитом) и перекрывают возможность расслышать уникальные поэтические достижения отечественной культуры. Отсюда возникает потребность момента «перехватить» молодого человека на стадии его обучения в школах и Вузах, пока его не захлестнула волна песенного давления «попсы» (см. мнемотехника), которая реализует свои, далеко не безобидные цели.
Здесь следует отметить то, что жанр популярной песни терпит глубочайший кризис из-за отсутствия смысла в текстах песен, поэтому «изготовители» жанра занимаются в основном ремейками, ремиксами и пародиями старого, наиболее удачного песенного воплощения их предшественников (но об этом – отдельно).
Так называемые поэты-песенники используют все приемы стихосложения для наиболее легкой запоминаемости своих строк, иногда не пренебрегая уже и без того известными выражениями и пословицами, подменяя первоисточник, например «Не сыпь мне соль на рану…» и т.д. Это уже бывало и раньше: некоторые поэты «оседали» при дворах вельмож и князей, становясь придворными поэтами, обслуживая тщеславие хозяев и давая последним шанс хоть как-то быть незабытыми в веках (при этом им было также сытно, как и теперь при обслуживании заказа власти).
Следует также отметить, что появление новых музыкальных форм – джаз, ритм-блюз, рок, рэп (кстати первым рэппером был скорее всего Вини-Пух в исполнении Е.Леонова в одноименном мультфильме), техно- и т.д. сопровождались рождением новых форм стихосложения и наоборот. Появились даже понятия «рок-поэзия» и т.д. Появление джаза, заметим, взаимосвязано с новыми течениями в поэзии, такими как футуризм, акмеизм, эго-футуризм (И.Северянин первым в России, в 1911 г., назвал себя футуристом. Прибавив к этому слову другое – «эго». Получилось – эгофутуризм. («Я-будущее» или «я в будущем»).
Далее за музыкой и словом появляется стиль жизни, - так называемые культуры: рок-культура, поп-культура и т.д. (а ранее – за бродячими актерами, миннезингерами, цыганами наконец с их таборными бродячими песнями, но об этом в другой раз).
Сами исполнители (певцы) для творческого становления обязательно используют полюбившиеся народом песни, чтобы получить немного от них народной любви и популярности (а главное – узнаваемости!), а только затем продвигаются дальше со своим новым репертуаром. Этим же приёмом пользуются танцоры и фигуристы – но там уже язык жеста плюс запомнившееся песенное произведение в любых жанрах – это уже о другом (хотя…).
Переработки (аранжировки, оркестровки) классики (классика от лат. classicus – образцовый. Первоначально «классик» - относящийся к первому разряду, «классу», высшей из пяти цензовых категорий, на которые, по преданию, были разделены граждане Древнего Рима. В метафорическом смысле «элита» слово «классики» было впервые употреблено Цицероном, а применительно к литературе – Авлом Геллием (II в.). Гуманисты Возрождения, для которых «избранниками» в области литературы и искусства были все античные писатели, живописцы, скульпторы, архитекторы и т.п., называли их классиками. Такой же смысл вкладывали в слова «классика», «классики», «классический» представители классицизма (называя «классиками» и художников своего направления), на современные ритмы, часто безыскусные, используют все тот же приём узнаваемости запавших в душу и полюбившихся произведений. Музыкальную основу любимых мелодий широко используют пародисты и имитаторы, обращаясь к тем же свойствам песни, о которых мы здесь говорим.
Возвращаясь к главной теме статьи надо завершить ее следующим: в целом, говоря о стихах, речь идет в первую очередь о Ритмизации (основной термин описания музыки!) – приеме мнемотехники; перевод информации в стихи или в строки, связанные ритмом или рифмой (наглядный пример – таблица элементов Д.Менделеева). Свет (цвет) устроен по октавному принципу, а в музыке – 8 с лишним октав только у рояля, но это еще не предел музыкального поля (к примеру – Вьетнам). Примеры можно приводить и далее, но этого более чем достаточно.

4. Запоминание стихотворений

В отличие от утвердившейся в последние 3 столетия практики изучения и обучения поэзии в «чистом виде» мы предлагаем новый тип (старозабытый и отвергнутый на время приём мнемотехники) обучающего средства на песенной основе, соединяющий в себе художественно композиционно-развитую песенную мелодию, сочиненную специально для данного стихотворения (и только для него!) из обязательной программы Вузов и школ, либо песни на стихи того же поэта для дополнительного образования.

Мнемотехника (греч. Mnemonikon – искусство запоминания) система специальных приемов, служащих для облегчения запоминания:
- составление предварительного плана;
- выделение смысловых опорных пунктов;
- семантическая и пространственная группировка материала;
- представление материала в форме наглядного зрительного образа;
- соотнесение материала с уже имеющимися знаниями и др.

Песня же (стих плюс мелодия) – уже прием Структурирования (лат.Structura – взаиморасположение) – прием мнемотехники, заключающийся в связывании элементов запоминаемой информации по некоторому логическому основанию в целостные группы (функциональные единицы памяти).
Запоминание – активный процесс селективного отбора поступающей информации для:
- ее включения в уже существующую систему ассоциативных связей; и
- ее последующего воспроизведения в виде воспоминаний человека или в виде поведенческих актов животного. Физиологическую основу запоминания составляет закрепление в долговременной памяти временных связей (энграмм). В зависимости от места процессов запоминания в структуре деятельности различают произвольное и непроизвольное запоминание.
Наиболее действенной человеку формой обретения (долговременной памяти), освоения и развития языка у всех народов мира была и будет песенная поэзия. Все дописьменные и допечатные культуры были песенными – помимо перечисленных ранее – «Махабхарата», Саги, у нас – «Слово о Полку Игоревом» в различных современных переводах, напр. Н.Заболоцкого «Не пора ль нам, братия, начать - О походе Игоревом слово,..», Былины и т.д.
Государствами, давно осознавшими неограниченные возможности песен, прививается и насаждается с их помощью своим подданным все что угодно: революция, освободительное движение, победа в войне, разрушение, агрессия. У государства есть гимн (а не стихотворение!), что является неотъемлемой символической атрибутикой и отличительной особенностью (у футбольного клуба, фестиваля и т.д.) – это непременная атрибутика и символика. Ныне поётся всё – рекламные тексты товаров, номера телефонов и т.д.
«Попса» пользуется музыкальными песенными штампами (формулами, как маскируются под «благородные» грибы поганки – лишь бы попасть на стол к обеду) – в результате мелодии остаются в памяти, а тексты нет – они легко замещаются следующими текстами на той же музыкальной основе. И наоборот текст с оригинальной мелодией – обязательно запоминается. На полюбившийся мотив народ и пародисты распевают все, что угодно.
Изучение иностранных языков на основе наиболее известных мелодий – общеизвестный прием запоминания (так можно выучить и китайский язык, мы же в свою очередь учили английский язык по песням «The Beatles» и «Deep Purple»)
Создавая песню из стихотворений мы переводили инТОНацию слова в музыкальную инТОНацию. История музыки знает множество примеров, когда композиторы разных стран и эпох обращались к одному и тому же поэтическому тексту, создавая разные по характеру музыкальные воплощения или музыкальные интонирования русской поэтической речи.

Русский язык переживает непростой период. Выдвинутые недавно идеи по реформе русского языка приостановили его утрату. Поэтому сейчас нужно активно искать разнообразные формы сохранения и возрождения русского языка у подрастающего поколения, ибо сохранение русского языка – задача государственная и связана с сохранением нации.
Вузы, общеобразовательные школы и т.д. являются важным государственными институтами, где новым поколениям передается отечественная культура и в том числе культура русского языка. Чтобы процесс приобщения школьников, студентов к высокому литературному языку был разнообразен, нужно искать, разрабатывать новые творческие формы для учебной, классной, внеклассной работы, дополнительного образования и занятий дома.

Заключение

Подведем некоторые итоги к написанному. Можно смело считать доказанным, что самым совершенным способом превратить «чужие» стихи в «свои» не только в рамках одной культуры или цивилизации, но и мировой (огромное количество стихов поэтов классики удачно переведены на языки десятков народов мира и их можно петь на «своих» языках или разучивать «чужой» - к примеру русский язык!), накапливать в своем сознании, памяти, и, наконец систематизировать огромный поэтический массив информации последних 3-х веков русской поэзии с помощью песен. И наконец, можно признать, что предложенная нами песенная интерпретация стихов является не чем иным как субъективной культурологией, преломленной в сознании одного человека. По методу подобной «переработки» стихов любой способный композитор может структурировать поэзию для превращения ее в тезаурус, а значит «освоить» поэзию для себя и других.

…………….
* СПОСОБ СОЗДАНИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ (“Нотного Портрета”) Станислава Коренблита
1. В работу берется всё поэтическое наследие поэта, изучается максимально-возможная информация о жизни и творчестве поэта во всех мельчайших деталях и подробностях, включая принадлежность к определенному поэтическому направлению, для наилучшего “вживания” в образ поэта.
2. Отбирается от 11 до 141 наиболее характерных поэтических произведений (по сложившемуся уже опыту, хотя величина меньше - не желательна, а больше - не обязательна, но допустима при особой необходимости). Время звучания каждого “нотного портрета” от 26 минут до нескольких часов, хотя объём здесь в полной зависимости только от выбранных с т и х о в.
3. Определяются наиболее приемлемые музыкальные формы (музыкальные характеристики) для каждого стихотворения и для всего “нотного портрета” в целом: мелодии, стиль, гармонии, жанр, темп, ритм, размер и т.д.
4. Пишется мелодия к каждому стихотворению в отдельности, тем самым создается Песня (готовой к воспроизведению считается произведение, мелодия которого вместе со стихом зафиксирована на нотной бумаге, либо записана на любом магнитном носителе, способном воспроизвести произведение).
5. Составляется из готовых миниатюрных произведений (к примеру, песен) в единую л и т е р а т у р н о – музыкальную композицию (наиболее близок сюитный или сонатно-симфонический принцип цикла)*, но основой для составления в предлагаемом к рассмотрению с п о с о б е являются и с к л ю ч и т е л ь н о сами с т и х и, и это - главное отличие от ранее известных форм музыкальных произведений. Поэтому главные характеристики музыкальных циклов, как, например лейтмотив, родство тональностей, определенная последовательность различных музыкальных частей, строгий порядок ладотональных соотношений и т.д. отсутствует. История жизни, либо отрезок жизни одного или нескольких персонажей можно проследить, прослушав до конца весь альбом (допускается разрывать непрерывное музыкальное звучание, либо в начало или окончание включать чтение одного или нескольких стихотворений под музыку, написанную или специально подобранную под них с неукоснительным условием не нарушения единого сюжетного л и т е р а т у р н о г о повествования). Требуется отметить, что в таком составлении этот цикл (подборка стихов) как готовый цикл стихотворений самим поэтом не создавался и не предлагался читателю ни в черновиках, ни в чистовиках.
6. При отсутствии необходимых связок (звеньев) между песнями для непрерывности предложенного развития сюжета выбирается одно или несколько стихотворений поэта, и перекладываются также на музыку, а при лишних (не укладывающихся в единое целое) музыкальных произведениях - изымаются из альбома, и так повторяется до окончания работы.
7. Составленный Нотный Портрет (музыкальный спектакль, рассказ, новелла, повесть) озвучивается в сопровождении одного или нескольких инструментов в студии звукозаписи одним или несколькими исполнителями и выпускается на любых звуковоспроизводящих носителях в виде готовой продукции.
8. Основными потребителями (по проведенному предварительному маркетингу) являются:
- учащиеся всех возрастов, групп и их преподаватели (школ, лицеев, вузов и т.д.)
- изучающие русский язык (иностранцы);
- инвалиды по зрению (редкие книги адаптированы для спецпрочтения пальцами);
- инвалиды с ограниченной опорно-двигательной системой (трудно, либо невозможно держать в руках и перелистывать страницы книг);
- любители поэзии (заинтересованы в дополнительных воплощениях поэзии);
-исполнители (певцы, актеры, режиссеры театров) и т.д.
……………
Музыкальные циклы (сюжетные) на стихи Мюллера создавались композиторами Шубертом в 1823 (“Прекрасная мельничиха”) и 1827 (“Зимний путь”), Мусорским на стихи Голенищева-Кутузова (“Без солнца”, “Песни и пляски смерти”), “Итальянские песни” Вольфа, “6 стихотворений Цветаевой” Шостаковича, Штраусом и т.д. с большим или меньшим количеством частей, объединенных сквозной идеей, но эти циклы создавались именно как музыкальные произведения, а не “путеводители” по поэтическим характеристикам выбранного поэта (т.е. как м у з ы к а л ь н о-литературные циклы, где при желании можно было бы изъять стихи и оставить, к примеру, Песни без слов!)
Электронная почта
20 апреля, 2007 (пятница, 16:01)
Сообщение № 8
· Александр Демиденко, г. Воронеж
Всем не равнодушным предлагаю обсудить... Бардовская песня, как явление отечественной культуры, с недавних пор вызывает значительный интерес у самых разных слоев населения нашей страны, включая ученых-культурологов, политиков, философов и т.д..
Наиболее полная характеристика бардовской песни, как жанра, как особого направления поэтического и музыкального искусства, приведена в работах Ю.А. Андреева (1), Н.Е. Кутейниковой (2), Б.А. Савченко (3), Р.А. Шипова (4) и др..
В чем же секрет растущего интереса к бардовской песне не только в России, но и в странах Дальнего Зарубежья. Ведь не так давно сам Булат Шаловович Окуджава публично высказывался, что бардовской песни, как жанра, больше не существует. Неужели ошибся Мэтр? А как же тогда полные концертные залы, многотысячные собрания любителей этого жанра на фестивальных полянах страны? И официальные власти сегодня активно содействуют процессу, а не препятствуют ему, как это было раньше. И все довольны. Народ – атмосферой праздника с элементами ностальгии, политики и власть – возможностью предстать перед народом благодетелями, маститые барды – приличными гонорарами за отработанные концертные программы и работу в жюри. Даже молодое доморощенное бизнес-сообщес-тво очень быстро смекнуло, какую выгоду несут сегодняшние многолюдные бардовские тусовки.
Ну а если предположить, что прав был Булат Шаловович? Что послед-няя бардовская песенка уже давно спета, что дальновидных режиссеров-идеологов от власти уже давно осенило, что контролировать такое непред-сказуемое явление, как бардовская песня, легче, если перехватить инициати-ву и возглавить все бардовское движение, определив пути его развития по заранее намеченному сценарию.
Смею предположить, что программа эта работает с начала построения в стране так называемой вертикали власти. Характерным признаком реализа-ции данной программы является агрессивное вмешательство государствен-ных и коммерческих структур в организационный процесс бардовских мероприятий с бесцеремонным подавлением любых инициатив, идущих снизу.
Вполне очевидно, что процесс саморазрушения бардовского движения набирает обороты. Традиционные фестивали превращаются в масштабные коммерческие шоу-проекты, где прикормленные властью когда-то интересные барды, воображая себя профессионалами бардовской фабрики
звезд, вершат судьбу этого жанра.
Но все ли так безнадежно? Может ли бардовское движение вернуть и укрепить свои утраченные позиции?
Литература

1.Андреев Ю.А. и др. Наша самодеятельная песня. – М., 1983.
2.Бардовская песня: Комментированный сборник песен современных авторов / Автор-составитель Н.Е. Кутейникова – М., 1993.
3.Савченко Б.А. Авторская песня. – М., 1987.
4.Наполним музыкой сердца. Антология авторской песни. Песенник. Составитель Р.А. Шипов. – М., 1989.
Электронная почта
13 апреля, 2007 (пятница, 11:29)
Сообщение № 7
· Володимир Кривий, США
Поезія- мова Богів
Якщо Боги є, вони розмовляють мовою поезії. Я зрозумів це в процесі написання якоїсь пісні.
Те єдине слово, якого так бракувало до рими , іноді стає єдиним варіантом художнього вирішення теми. Це справжнє диво. Звідки воно єдине взялося? Можливо це підказка Музи?
Як- би там не було, себе не обдуриш. Якщо незалежно від волі бурхливо реагуєш на те єдине, як на дотепний анекдот, то це воно.
Ось в чому секрет правдивої поезії і авторської пісні. А в чому
секрет її успіху? В тому, що на концерті зустрічаються слухачі з
підказаними Богами запитаннями і виконавці з відповідями. Та таке
сьогодні рідкість. Прийшов новий вік з новими потребами і вимаганнями.
Электронная почта
09 сентября, 2006 (суббота, 02:47)
Сообщение № 6
· Станислав Коренблит
Аналитическая статья «Глубочайший кризис Авторской песни: истоки, итог, перспективы»
(Необходимость новых песенных фестивалей-конкурсов)

Занимаясь сочинением песен уже более 30 лет, проведя 16 фестивалей-конкурсов-слётов, выпустив около 20-ти альбомов различных бардов, поддержав в трудные годины театр песни «Перекресток» и записав около 300-т собственных альбомов не могу более молчать по поводу происходящего в последние годы с Авторской песней (как наиболее лучшей частью песенного «поля»).
Для начала предложу Вам угол зрения моего анализа, для чего обратимся немного к истории вопроса.

1. Историческое обоснование

«...Песня может созидать, песня может разрушать, песня может исцелять, а может ввергать в безумие! Ряд изменений в песнопении - влечет за собой изменение государственного устройства»
Платон, Дамон

Пение, Память, Обучение (Айода, Мнема, Милета) - это первые три музы доаполлонического периода. Песня задает строй чувств, строй языка, строй мышления, строй ценностей, и, соответственно, строй жизни, общественный строй. Таким образом, песня задает вектор развития общества.

«...Певец - более всего образовывает и воспитывает общество»
Аристотель

Государства начинали разрушаться тогда, когда в репертуаре певцов появлялось преобладание развлекательных тем. Так, римские философы предрекали падение Римской Империи.

«...Рим движется к неминуемой гибели, потому что певцы перестали воспитывать, а только развлекают»
Лукиан, II век н.э.
- результат общеизвестен. Песня - код, национальный пароль.

«...Государство строит император и певец»
Шу-цзин, XII век до н.э.

«…Речь человеческая – повелительница гармонии, а не служанка»
композитор Клаудио Монтеверди, XVI век н.э.

«...К племенам приходит певец и делает из них нацию. Певец есть образователь и воспитатель общества»
Жан-Батист Вико, XVIII век

«...Пение родилось вместе с человеком. Прежде, нежели лепетал, подавал он гласы»
поэт Гавриил Державин, XVIII век

Все мифы народов мира подтверждают: певец-поэт - воспитатель и основатель нации.

«…Как говорю речь, так ея и пою»
«Житии» протопопа Аввакума

«...Мы имеем свою собственную музыку, а музыка и словесность суть две сестры родные, то почему же одна ходит в своем наряде, а другая должна быть в чужом? Неужели мы не умеем выдумать для себя забавы и увеселений? И неужели мы должны спрашиваться у других, что нам должно быть приятно и что противно? Неужели для всех народов на свете природа - мать, а для нас одних мачеха, которая не дала нам никакой собственности?»
драматург и актер XVIII П.Плавильщиков

«...Россию построил Петр и Пушкин»
В. Ключевский

«...Развитие древнерусского языка и мелодии всегда происходило одновременно, параллельно. Многочисленные песнопения, родившиеся в первые столетия становления государства, строились на богатой и живой основе, которая заключалась в самом древнерусском языке. Мелодия и текст воспринимались неразрывно. И люди Древней Руси не могли даже представить, чтобы музыка оказалась оторванной от слова. В этой взаимосвязи и проявлялась истинная сущность и своеобразие древнерусской музыкальной традиции»
К. Ковалев
(надеюсь, Вы мне поможете продолжить)

2. Статья Б.Окуджавы в газете «Правда».

Она произвела на меня (и на многих других) эффект разорвавшейся бомбы, тогда, в 1986г.. Как это – авторская песня умерла? Решил он, так я думал, похоронить вместе со своим нежеланием дальше в ней работать и саму авторскую песню (мол, я её породил – я её и убью)?! Это ту песню, которая дала ему широкую известность и почитателей?! Нет, дудки, – это не так! Но, увы! ...находясь на острове «Буян» в этом году, я и некоторые мои собеседники с сожалением пришли к такому же выводу (естественно я почувствовал угрызения совести за неправедный гнев). На слёте не только уже почти песен не было, но даже костров! (хотя последние не обязательны, но…). Б.О. был прав, только увидел он только начало этого движения к умиранию и предвидел итог сразу же после Всесоюзного Саратовского фестиваля АП потому, что знал исходные составляющие темы, а я тогда ещё нет. Простите, Булат Шалвович!

3.«Комета-Сфера»

В начале 60-х на волне взрыва интереса к поэзии, часть из поэтов с меньшим эпатажем и харизмой (как сейчас любят выражаться) взяли в руки гитары для улучшения доходчивости и увеличения аудитории (некоторые специалисты утверждают, что стихи могут воспринимать 4% населения, а стихи с музыкой, т.е. песни – 7%). Фамилии их известны. Только это было не рождение жанра, как многие заблуждаются, а возрождение (после «ядерной» зимы). Свои стихи пели в сопровождении струнных (и не струнных) инструментов испокон, включая и весь XX-й век.
Предположим, что они (поющие поэты) расположены в начале некой условной «кометы-сферы» (допустим, несущейся слева направо), которая и образовала вновь это движение - АП. К ней присоединились и нарастили значимость явления композиторы (часто рефлексируя и не зная - как же себя всё-таки называть? А уж их-то кем только не называли, некоторые «присвоили» им почетное звание «барды»). Это А.Дулов, А.Мирзаян и А.Суханов (когда писали на стихи других поэтов), Берковский, Никитин и т.д. Они своим трудом значительно преумножили значение АП, добавив великих и замечательных поэтов, как «поставщиков» основы песни – стиха: У.Шекспира, А.Пушкина, А.Фета, Ф.Тютчева, Б.Пастернака, М.Цветаеву, И.Бродского и т.д. Низкий поклон и спасибо им за это. В сумме с поющими поэтами они составили ядро АП и призвали нас – делайте как мы! Да не тут-то было. Каждому «княжеству» и «уделу» потребовались по собственному, местному «авторитету». Спрос родил предложение. И понеслось: люди, обладающие лучшим голосом, владеющие лучше гитарой (хотя не всегда), может, даже лучше выглядящими на сцене, (иными словами, - обладающими вторичными признаками АП) стали доминирующими в этом жанре, их, конечно же, значительно больше, чем основателей во всей «сфере» (правда, они её заняли с хвоста, но ведь заняли же и обгладывают, и переваривают последние еще живые территории. (Не буду приводить напрашивающуюся аналогию). Темы, мысли, строчки (в т.ч. музыкальные) – всё стандарт, формула, как минимум – вторичное, чужое, с ленцой осознанное и переваренное, плохо даже усвоенное. Имя их – легион. Скажу больше – «первоисточники» им даже не нужны (а шедевры русской поэзии – тем более), как эталон и предмет для подражания (читая классиков – они наверняка испытывают угрызения творческой совести или остужение пыла, поэтому стараются в эти книги не заглядывать) – «мы и сами с усами!». Планку так занизили, что прыгай кто хочет – и ты уже на сцене. Опять же, сейчас легко записаться в студии звукозаписи, да ещё наложить несколько звуковых дорог с инструментами и даже «бэки» подписать – и упаковка значительно привлекательней (создаётся даже впечатление некой новизны, но это – для неискушенных). Ура Форме (Формуле) – она госпожа, Содержание вообще-то обременительно... – ну ладно уж! – в слуги! – брысь под лавку. Новые «заселенцы» «кометы-сферы» (а они значительно напористей по понятным причинам) начали диктовать свои условия развития и обитания АП, как варвары разрушенным ими же цивилизациям, а это в первую очередь – не «что» петь, а «как!» и даже «где». Итак, «блеющие старческим голосами классики» – им не пара, классическую поэзию не знали и знать не желают. Они и есть продолжатели АП».
Многие фестивали АП, даже широко известные, превратились в ярмарку-распродажу. «Попса» внутри АП, - шок, мат, грубость и хамство, ремесленные поделки, оскорбляющие уши воспитанных и приличных людей (а надо ведь спешить обновить репертуар и привлечь любой ценой внимание в таком неуправляемом потоке, а то «кушать не подадут»), наконец – просто «мыло», чего изволите?, пока вы там или тут кушаете-с и пьёте-с…
Одна из бед АП – бард-кафе. Конечно, для прокорма бардов в столь трудное время это хорошо, а для Песни – как раз наоборот, да и для самих бардов, по большому счёту, такое панибратство – не есть хорошо! (Многие из них отлично это понимают).

4.Из хобби в профессию

Необходимо отметить, что в начале АП занималась лишь небольшая группа литераторов- профессионалов вкупе с профессионалами смежных творческих профессий (в основном от театра и кино), остальные ей занимались по зову души (не могли не самовыражаться) и это было совершенно бескорыстным делом, своего рода – подвижничество (с определенной даже жизненной платой за это). Потом (или в то же время), когда это стало безопасным, «дело» подхватили более слабые стихотворцы, для которых единственным способом попасть в Союз писателей, с соответствующими последствиями, была лишь Песня. Далее, увидев, что за счёт песен можно кормиться, оставили свои основные профессии и специальности «физики», уже преуспевшие в этом жанре (еще по любви). Одновременно конкурсная индустрия поставки «дипломированных молодых специалистов» завершила формирование одного из направлений шоу-бизнеса, где выступающие являются уже профессионалами в прямом смысле этого слова (не взирая на качество своего интеллектуального продукта). На афишах и аудио-продукции появились ссылки на победы в конкурсах, т.е. предъявлялся «диплом об окончании ПТУ, техникума или ВУЗа» (как правило, без уточнений местонахождения конкурсов). А любители АП стали обычными потребителями нового, уже не обособленного, подраздела продукции музыкальной индустрии. Незаметно для всех (и для меня тоже) АП стало одним из «товаров» рынка. Увы, это так, хотя это и оскорбляет наши светлые воспоминания.

5 . Существующие конкурсы погубили идеи АП

Первоначально они были созданы для выявления и пропаганды того, что уже было создано «первопроходцами» после сталинского молоха и донесением запрещенного до непосвящённых масс. Создавалась легальная среда обитания АП, это время рекрутирования новых борцов за правду в период нашей «романтической демократии». Но… изначально неправильная градация конкурсов по 4-м номинациям («чистые авторы» - т.н. барды, авторы музыки, исполнители, исполнтиели-коллективы) – была ошибочной (к сожалению, я это понял только сейчас) – нужна была лишь только по 2-м – «новая песня» – не важно чьи в ней стихи, лишь бы «настоящие» (хорошие по высокому счету) и исполнители песен с хорошими стихами – пой хоть хором, хоть один, но только хорошо (и не забывай объявлять авторов – чем грешны почти поголовно нынешние исполнители, бесцеремонно приватизируя чужой труд, чужую судьбу). И всё. Тогда сегодня был бы иной результат, иное качество АП.
Но где же столько взять, да ещё ежегодно столько галичей и анчаровых, ведь их появление это события столетий? Больше нескольких десятков, даже в богатом русском языке, не может быть в принципе. А здесь – подавай и всё тут! Границы жанра начали потихоньку терять очертания. «Укротителей стихии» наградили вывесками: ортодоксы, церберы свободы (ведь и в нашем случае свободу поняли как анархию, люди-то те же) и талантов, ретрограды, закрывающие свет «новой поросли» в угоду старому режиму и пр. Но «орги» (организаторы конкурсов, руководители КСП мужественно терпели нападки и держали «плотину», да ... видно устали. Тут-то всё и понеслось к логическому концу, без руля и ветрил, без «берегов» (которые укрепляли КСП-шники), как вода во время разлива или потопа (как хотите). А после разлива, как известно, заболачивается местность, начинают квакать лягушки, крупная «рыба» погибает, а выживает лишь мелочь. Конечно, всё найдет (и нашло ведь!) своего потребителя, но «своего», не нашего же с вами. Как оказалось – укреплённые берега нужны, однако.
«А судьи кто?» – где возьмёшь столько поэтов, чтоб включить их в состав жюри, да их и так-то не очень жаловали, считая их порожденьем существующей власти, а, следовательно – недостойными судить «честное слово» правды. В результате, в жюри, за небольшими исключениями, сидели лауреаты и дипломанты прошлых лет (единственным, порой, их отличием от конкурсантов было лишь то, что они раньше узнали о проведении конкурсов или раньше родились). Но к стихам-то большинство из них не имело и не имеет никакого отношения. У них уже уровень – ниже всякого уровня, а они поощряли и возделывали «грядки» с новым «урожаем». «Проходной балл» при зачислении в «барды» даже по внутри-профсоюзным критериям был ниже выпускного балла любой профессиональной школы (хотя бы музыкальной). Раньше за Песню или за то, чтобы её спеть приходилось платить судьбой, а сейчас только расходами на дорогу и пр. Так чего же мы должны сейчас пожинать? – правильно, «урожай» вышеперечисленных «успехов» на нашей ниве.
Думаю, что в старом формате конкурсов галичи, анчаровы и окуджавы услышаны быть не могут в принципе (голоса и гитары слабы, речь не убедительна «от порога»; бередят совесть и честь слабыми голосами – но до этого ли большинству людей сейчас?)
Таким образом, родоначальниками телепроекта «Фабрика звезд» невольно были «мы» и у этого «начинания» будет тот же плачевный результат.

6.Вместо бардов – проекты (вместо личностей – имиджи, схемы)

Интерес к АП уже не уменьшается (как в пору появившейся доступности запрещённых книг и оторвавшихся СМИ), а иногда даже и увеличивается за счёт Проектов, выполненных по образцу шоу-бизнеса (Бизнес – есть бизнес!). Например: «Песни нашего века» (и соответствующие двойники). Хотя, на мой взгляд, представить А.Галича, М.Анчарова, Б.Окуджаву, Н.Матвееву и т.д., поющих хором песню В.Высоцкого никому в голову бы не пришло, как например, если бы в начале века И.Анненский, К.Бальмонт, А.Блок, А.Ахматова и т.д. читали бы вместе (хором) стихотворение М.Цветаевой или В.Маяковского. Каково? Нонсенс! Дело в том, что это - исполнительский проект, дающий пользу исполнителям, если они справятся с этой задачей хорошо, но авторов-бардов он лишь поделит ровно на количество участников хора, что, собственно, и произошло. Недаром наиболее прозорливые из участников массовки поспешили поскорей ретироваться из неё. Но это лишь последняя горка перед длительным спуском. Ведь налицо итог – залы можно собрать только общими усилиями, ни один из участников «проекта» отдельно теперь этого уже не может сделать потому, что он (бард) – только часть общего брэнда, а не индивидуальность. Печально конечно, но факт. Сами себя сократили в несколько раз. А что же говорить о новых поэтах, взявших в руки гитары? Им то что, тоже петь хором? (шутка конечно же – пусть добьются сперва всеобщей любви, а потом поют хором). В целом, как исполнительский проект – он с известными поправками удачен (повторюсь – для исполнителей!).
Но, чтобы был аналогичный проект в конце наступившего века – необходимы создатели песен XXI-го века, чтобы не пришлось петь только «песни прошлого века» о «главном» (что само по себе и не плохо, но и не ново).
Некоторые авторы изначально стали сразу же Проектами наших известных продюсеров. И последний шаг в этом направлении: человек, по большому счёту, бардом (тем более – поэтом!) вовсе не является, но он – Проект, приносящий деньги. Его, как уже коммерческий продукт, «навязывают» покупателю-слушателю против воли последнего. А привыкнуть можно ко всему. Ну ... в конце концов, как и многое подобное на других рынках (вернее, базарах) и, в первую очередь, в соседней по сцене «попсе»...
Но аудиторию АП создавали другие (нынешние почти «отставники»!), а «пользуют» её люди, не имеющие благородных помыслов АП и благотворных «корней» (почитайте или послушайте их высказывания). Они не просто другие и, главное – для другого дела пришли сюда, в основном из-за денег (чисто-гана (оружия), их чисто-плотность = чисто-массе х чисто-объём). Давайте вернем благодарную аудиторию к истокам или источникам, ведь должно же получиться (наша публика уже почувствовала не доброе!).

7. Аудитория АП

«Хвосты» (дорогие любители, собиратели, хранители и ценители АП) – они преданно любили и любят АП, но проглядели многие из них, что им «пищу» давно уже подменили, что называется – на глазах, т.к. повора-то давно другие. Не учили их или плохо учили «готовить» творческие продукты для потребителей (в первую очередь для «хвостов» слётов-фестивалей-конкурсов, ведь экзаменаторы не отличались от конкурсантов практически ничем, как уже говорилось).
Ежегодная «поставка» «чистых или полных авторов» со всех конкурсов необъятной Родины привела к выхолащиванию поэзии, истреблению её под корень (которой и так-то было немного) из песни напрочь (исключения лишь подтверждают правила), что привело к глубочайшему падению даже имеющегося авторитета у большинства интеллигенции, преклонения перед АП. Отторжение созданного уже на литературном поприще под лозунгом «давай новое» похоже на нашу общую беду или игру «иванов, не помнящих родства». В.Маяковский, например, отторгая старое (скорее из позы, а не позиции), читал наизусть А.Пушкина, потому-то и создавал новое – было откуда исходить. Футуристы и имаженисты, отталкиваясь от прошлого, хорошо-таки его знали и владели наработанными предшественниками приёмами стихосложения. (Я говорю о поэзии, так как она, и только она!, по моему твёрдому убеждению – основа хороших песен). А уж музицировали известные поэты почти поголовно, некоторые из них в совершенстве владели музыкальными инструментами и имели системное музыкальное образование. Ну… – «барды», одним словом.
Так вот, зачем им (ново-бардам) М.Лермонтов, О.Мандельштам и В.Хлебников и пр.? (хотя перечисленные и являются скорее всего поэтами нынешнего века) – они и сами кое-что уже умеют (причем, с восторгом сорвавшегося с поводка щенка), например, материться, как А.Пушкин или «бухать», как М.Мусорский (умерший в 42 года! и не закончивший огромное количество шедевров русской культуры, в т.ч. оперы «Хованщина»). То-то профессионалы от песни с удовольствием потирали руки, а теперь злорадствуют: «вы такие же как и мы – жадные до денег и признания любой ценой и даже в методах достижения целей во многом превзошедшие нас, все ваши «вопли» о высочайшем предназначении – лишь от зависти голодных перед кормушкой сытых, не более (как «демократы», ещё не присосавшиеся к воровским корытам). Зато они, профессионалы, имеют соответствующие дипломы и занимаются этим не по «зову сердца» гражданина Отечества, а как своим обычным ремеслом (сапожник – сапогами, горшечник – горшками). И критика в адрес АП со стороны профессиональных союзов оказалась более чем уместна и справедлива: постигните хотя бы азы поэзии, музыкальной грамоты, истории музыки, композиции, контропункта – затем уже пристраивайтесь в хвост (на этот раз буквально), ладно уж, понимаем – всем кушать хочется. Отсюда же многие «идеи» и находки АП давно уже «кочуют» в «попсу», бесцеремонно сворованы (ну так все же воруют сейчас!), и наоборот ведь то же – появилась бард-попса! По сути – вся песенная продукция с обоих флангов слилась в едином грязевом потоке (не в очистительном же! – где же наш Геракл?).
Когда СМИ отняли «правду» и «секретную» информацию у «бардов», те, в свою очередь, в поисках насущного хлеба начали искать новую нишу, чтоб не сидеть без работы, (да ещё за это ведь стали платить прилично!). Обычный способ властей уничтожить оппозицию, частью которой являлась АП – прикормить, возглавить и развалить удался. Всех поздравляю. «Золотого тельца» АП не выдержала, не прошла испытания. У нас теперь – всё здорово, народу стало веселее и сытнее – лозунг «хлеба и зрелищ» прошёл по всем весям, как каток по червям. Только ведь: вместо «хлеба» – суррогат, вместо «зрелищ» – ширпотреб, сплошная физиология – пищеварение (пошлость вооружилось нецензурной бранью со сцены, далее – везде…), да и только! А где же первопричина возрождения жанра, где душа, наконец, АП? – а зачем она?
Отцы-основатели (вернее «возродители» АП в 60-х) практически выбыли из строя. Места победителей заняли мародёры, как и положено в истории любых событий. Выедать жанр они будут до тех пор, пока не появятся новые чужие плоды. И далее по кругу, но что делать? Круг бесконечен (как и круги ада).

8.Бронзовеющая «мурка» – «в нашей гавани» уже

Не буду делать прямую дополнительную рекламу телепередаче (временно отпустившая нас отдохнуть) и их ведущим (учтите, моя статья – не против людей, а против некоторых дел, которые они творят, быть может, не ведая – что!) – просто нужно обсудить проблему.
Апогеем падения планки Певца и Песни стала телепередача, воспевающая «Таганку» и «Мурку». У присутствующих там, порой уважаемых людей творческих профессий, лица проказников-старшеклассников (тон задан ведущими), прогулявших уроки литературы и музыки, предпочитая сбегать в подворотни для прослушивания «блатных» или «хулиганских» песен, а затем взахлёб сообщающих «глупым» ученикам о том, что те много «потеряли» из-за этих нудных и скучных учителей. Всё бы было ещё ничего, если б подобные передачи шли вместе со столь необходимыми для молодёжи (уж из остальных что выросло – то выросло) другими передачами (вместе, но не вместо!). Но другие передачи о нужных песнях на ТВ не задерживаются, – заказчики-то известны – не притворяйтесь, что не их не знаете. А кто угощает даму, тот её и ….
Не следует, уверен, потакать и тем более укреплять в сознании миллионов ни в чём не повинных людей безвкусице мещан – она и сама по себе живуча. К сожалению, это не столь безобидная телепередача для Поэтической песни, как некоторым может показаться. А если бы столь энергичные усилия отцы-основатели этой «развлекательной» программы потратили бы на культивацию и рекультивацию Песни высокохудожественной, просветляющей (а ведь могли бы) – как было бы здорово?!

9. Где же тут выход?

Выход есть – их целых два! На мой взгляд:
1.Сохранение и увеличение по численности таких литературно-песенных объединений, как например клуб под руководством А.Васина, где уровень песни поддерживается высочайшими требованиями самого руководителя. Но где же их найдёшь, стольких высокопрофессиональных лидеров на всю страну?
2.Конкурсы по новым правилам, по правильным (извините за тавтологию) правилам, в чем-то для начала не привычным, но необходимым, как тяжело больным – срочные операции или сильнодействующие лекарства. А может – это даже уже и не будет лечением, а новой жизнью на хорошо удобренном гнильём творческом поле? Для тех, кого трудно услышать при поднявшихся гаме и шуме, но... несомненно одарённых, в первую очередь поэтически, и намечается проведение нового конкурса.

10.Попытка спасения Песни, в т.ч. и АП (Новый Конкурс – очередной старт)

Предлагаю приступить к реализации задуманного Конкурса по другим правилам – новый конкурс (пока смешанный: заочный и очный), не в пику, а в помощь одному из «надразделов» Песни под названием ПОЭТИЧЕСКАЯ или ЛИТЕРАТУРНАЯ песня (под девизом «В начале было слово») с акцентом и предельным вниманием к основе песни – стихам! (почти что поэтическому конкурсу, но … всё-таки песенному).

P.S. Долго терпел и пытался отсидеться, заниматься своим любимым делом – сочинять песни, но... не выдержал. Понял, что себе дороже. Ведь нужно исправлять кому-то сложившееся положение вещей!

С уважением, Станислав Коренблит.
(Писано было 3 года назад - оргкомитет создать не удалось, но мысли не протухли!)
Электронная почта Аська: 268160182
22 августа, 2006 (вторник, 09:36)
Сообщение № 5
· Михаил Зверев, г. Североморск
Фестиваль бардов в Полярных Зорях.
Традиционый «палаточный» фестиваль авторской песни «Возрождение» проводится на песчаной косе Пинозера, что в 2-х километрах от города Полярные Зори уже в двадцать второй раз!
В этом году он стартовал 9 июня. Организаторы сделали всё, что бы творческое общение мэтров бардовского искусства и молодых авторов-исполнителей было тесным, а главное, плодотворным. Дух палаточного городка, атмосферу туристического похода, дым костра, создающего уют, не заменит ни один из залов, не заменит пока «люди идут по свету». С этого начиналась бардовская песня.
Члены жюри приехали несколько раньше и успели дать небольшой концерт для энергетиков Кольской атомной. Бессменный председатель – поэт, композитор, исполнитель Сергей Каплан. Его имя хорошо известно в Российском бардовском движении. Два других члена жюри – Александр Софронов из Москвы, покоривший своими песнями Мурманск в мае, на фестивале «Возьми гитару» и известный поющий поэт из Мончегорска Сергей Сысоев.
У костров на Пинозёрской косе, заготовлены дрова, кое-кто из участников уже самозабвенно репетирует и, как всегда, тёплые встречи, песни, одним словом собрались друзья и единомышленники, а то, что соревнуются они друг с другом... так это только завтра будет, это совершенно не мешает.
Победители двух предыдущих фестивалей – североморский клуб «Бухты надежд» и квартет «Новая ветвь» из г. Мончегорскав этом году не приехали в Полярные Зори. Значит, в борьбу вступят новые силы. Все взоры были обращены на мурманский клуб «5 углов».
Впрочем, снова «к пылающим кострам». Ближе к полуночи начинается концерт, названный организаторами «Легенды и открытия». К утру слегка угомонились, а с полудня самое волнительное – творческие мастерские. Жюри, устроило настоящее чистилище участникам. Ни один огрех стиха, музыки, исполнения не остался незамеченным. Из-под добродушной улыбки С. Каплана частенько слышатся серьёзные, но доброжелательные замечания. Список участников конкурсного концерта невелик. Буквально за час до начала творческих мастерских на косе появились североморцы Ирина Терёшкина и Николай Бугаев. Они приехали они на косу Пинозера впервые и... стали открытием 22-го «Возрождения». Сюрприз состоялся, зрители принимают исполнителей просто на «ура!». Жюри, отмечает «стопроцентное попадание».
Совещались не долго. Дипломы в различных номинациях получили: Елена Фомина – за лучшие стихи к песне, самая весомая, на мой взгляд, номинация и серьёзная оценка творчества поющего поэта. Владимир Пылин - за прекрасное исполнение песни Олега Медведева. Лучшей композиторской работой признана песня Татьяны Пилат, на стихи Валентины Уловской (п.Зеленоборский). Лучшим среди авторов-исполнителей признан Александр Хараш (г. Мурманск). Гала-концерт подходит к концу, но главные действующие лица ещё не выходили на сцену. Кто получит диплом первой степени? Гром аплодисментов вам Ирина и Николай – лучшим исполнителям авторской песни фестиваля «Возрождение – 2006»! И тебе, Североморск!
Мы прощаемся с фестивалем в Полярных Зорях. Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены. Мы говорим: «До встречи на других орбитах авторской песни, в том числе и в Североморске, на «Весне над Ваенгой». Потому, что «ни мартовские льды, ни вечная жара, ни обелиски под звездой жестяной, не оборвут следы к пылающим кострам…». Как здорово, что все мы там в июне собрались!


Мих. Зверев.
Электронная почта
12 июля, 2006 (среда, 16:43)
Сообщение № 4
· Отто Вайскопф, Алма-Ата
Одним из гостей Кульсариевского слета, который прошел в мае в Алма-Ате и на Иссык-Куле, был Алексей Иващенко. Размещаю интервью с ним. Фото можно увидеть на ссылке:
http://www.aif.kz/article.php?article_id=5336

Наперекор зюйд-вестам

На его песнях выросли многие казахстанские авторы. Спектакль, который он создал вместе с Георгием Васильевым, несмотря на трагические события, остаётся лучшим мюзиклом России. Он охотно приезжает в Алматы, потому что это город его близкого друга Насера Кульсариева.
Наша встреча с актёром, режиссёром и бардом Алексеем ИВАЩЕНКО состоялась на берегу Иссык-Куля, куда на два дня из Алматы переместился I Кульсариевский слёт авторской песни. Алексей не только пел свои новые песни, но и проводил мастер-классы, отвлечь от которых его было не так просто.
- Алексей, в своё время «Норд-Ост» побил рекорды посещаемости мюзиклов в России. Он шёл каждый день в течение года при полном аншлаге. Кроме того, он пробил брешь среди компиляционных мюзиклов и стал первым отечественным продуктом. Приблизился ли кто-то к планке «Норд-Оста» с тех пор?
- Пока нет. «Двенадцать стульев» уже прекратили свое существование. Потом были «Кошки», которые тоже закончились. Дело в том, что мы делали «Норд-Ост» очень долго. Он только сочинялся три года. Потом продолжительное время мы занимались постановкой. Мы очень долго готовили этот проект, создали первый в России театр одного спектакля. Мы надеемся, что что-то произойдёт. Экономическая ситуация достаточно сложная для этого жанра. Мюзикл - очень дорогая штука. Для того, чтобы он шёл ежедневно, необходимы высокие цены на билеты. Это невозможно у нас. Вот и вся история.
- Несмотря на интерес публики, губернаторы Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга фактически сорвали гастроли «Норд-Оста», пугаясь уже самого названия. Говорят, что изменение имени позволяет освободиться от кармы. Не было мысли переименовать спектакль, например, в «Два капитана»?
- А вдруг Лев Толстой переименовал бы «Анну Каренину», если бы ему что-то там не понравилось? Мы никогда не думали над переименованием, потому что это - «Норд-Ост». Потому что он так написан и сочинён. Мы ничего не делали такого, чтобы было необходимо изменять его название. Все зависело не от нас. Так сложились обстоятельства.
- Но мозги многих чиновников устроены таким образом, что они хотят освободиться от сложных ассоциаций.
- А нас не волнуют мозги этих чиновников.
- Не было идеи создать телевизионную версию мюзикла?
- Можно сделать телевизионную и киноверсию, но пока есть надежда, что спектакль выйдет на сцену, а она ещё существует, этого делать не стоит. Если выйдет теле- или киноверсия, то спектакль перестанет существовать.
Кульсариев изменял авторскую версию
- Как вы познакомились с Насером Кульсариевым?
- Это произошло на студенческом фестивале в Алма-Ате в 79-м или 80-м году. Сразу подружились, и, как оказалось, на всю жизнь.
- Насколько я знаю, Насер творчески подходил к вашим песням и создавал свои версии аккомпанемента.
- Он всё переделывал, и у него получалось очень хорошо. Иногда мы брали его ходы на вооружение. В двух песнях я играю гитарные партии, которые придумал он.
- В какой стадии находится ваш творческий дуэт с Георгием Васильевым?
- Сейчас мы не пишем вместе новых песен и не поём соответственно. Петь старые песни неинтересно. Хотя иногда мы собираемся. В этом году мы намерены принять участие в Грушинском фестивале.
- Без вас там, наверно, скучнее?
- Да нет. В прошлом году я был там и веселья ему не добавил. Фестиваль очень сильно изменился, и, пожалуй, не в лучшую сторону. Погоня за массовостью - это неплохо, но при этом фестиваль, как мне кажется, потерял смысл. Около 80% приезжающих совершенно не собираются ни слушать там песни, ни петь их. Если на фестиваль приезжает 150-200 тысяч человек, а на гору (так называется природный амфитеатр перед сценой - гитарой) приходит лишь пять тысяч, пускай еще десять тысяч слушают песни в других местах, это очень мало. Другими стали и сами песни. Изменилась в целом атмосфера. Может быть, это естественный процесс. Может быть, фестиваль таким и должен быть сегодня, а может, должны появиться другие фестивали.
Если строчка сердцем напевается, это босанова называется
- Вы недавно записали сольный альбом. Решили вернуться к музыкальной деятельности?
- У меня просто появилось свободное время. Это первый альбом после большого перерыва, связанного с работой над мюзиклом. Прежде мы не записывали с Георгием Васильевым таких альбомов. Альбом полностью аранжированный. Используется даже духовая группа. Возможно, сказалась работа над мюзиклом, где мы сотрудничали со многими музыкантами.
- Вы один из немногих, кто переводит песни основателя босановы Антонио Карлоса Джобима на русский язык. Что удалось уже сделать?
- Переведено тринадцать песен. Среди них «Desafinado», «Девушка из Ипанемы», «Самба на одной ноте» и многие другие известные песни. Мы сделали эти переводы вместе с Ириной Богушевской. Они вошли в программу, с которой мы выступаем на сцене с командой классных музыкантов. К сожалению, мы не можем её записать. Если мы записываем песню в оригинальном виде, на языке оригинала (португальском) или на общепризнанном переводном языке (английском), то с нас ничего не требуется, кроме отчисления авторских гонораров. Если же мы делаем перевод на другой язык, и возникает новое произведение с этим же названием, то это называется кавер-версией, и мы должны получить право на переработку произведения. Мы не можем получить его уже несколько лет, хотя напряжённо работаем с юристами. Это очень дорого, трудно и муторно. Правообладателей - десятки, среди них не только наследники Джобима, но и лейблы, то есть записывающие компании, которым принадлежат права.
- Мне кажется, что ваша творческая самореализация достигает своего пика, когда соединяются музыка и театр. Вы будете продолжать что-то делать в этой сфере?
- Безусловно. Есть одна музыкально-театральная затея, но пока о ней говорить рано. Что касается Казахстана и Киргизии, то эти республики остаются мне родными. Определённо могу сказать о том, что обязательно приеду на следующий слёт имени Насера Кульсариева, потому что для меня и для многих людей, которые его знали, этот человек остаётся живым.
Отто ВАЙСКОПФ
Фото Николая ХАНА
АиФоризм
«Писать пьесу - всё равно, что играть в шахматы: в выборе дебюта ты свободен, а дальше партия развивается по своей собственной логике».
Фридрих Дюрренматт, швейцарский драматург
Домашняя страничка Электронная почта
27 июня, 2006 (вторник, 08:11)
Сообщение № 3
· Отто Вайскопф, Алма-Ата
Жизнь - улетная картина. Здоровеньки, Украина!
В этом году на Тянь-Шане родился новый фестиваль - Слет авторской песни им. Насера Кульсариева. Размещаю статью, а также сообщаю ссылку на нее, где можно увидеть фото:
www.aif.kz/article.php?article_id=5287

Транстяньшаньский экспресс

Мысль о проведении I Кульсариевского слёта авторской песни появилась неожиданно. Но тех, кто помнит и любит Насера Кульсариева, оказалось так много, что эта идея Светланы Ножкиной довольно быстро обрела сторонников и стала реальностью. Шесть дней, две страны - фестиваль получился таким же непредсказуемым и не знающим границ, как сам Насер.
Этот певец и музыкант не умел лишь одного - быть похожим на других. Он не поддавался жанровой классификации и легко чувствовал себя во многих сферах. Рок-опера с пронзительной болью об умирающем море, новогодняя передача, в которой звёзды поздравляли неимущих и бомжей, весёлые переводы песен «Yesterday» и «Феличита» на казахский язык - трудно представить, чтобы кто-то другой, кроме Насера, смог придумать всё это.
Слёт, который проходил с 24 по 29 мая в Казахстане и Киргизии, соответствовал настроению Кульсариева. По своей форме, географии и продолжительности он не имеет аналогов. Участники словно забыли, что их разделяют государственные границы, потому что когда люди поют, мир наполняется гармонией.
Открывала слёт песня-посвящение молодой певицы Сары Найман, которая в своё время стала одним из открытий Насера, исполнив роль «Живой воды» в рок-опере «Такыр». Затем алматинцам была представлена бард-оперетта «Воздушный шарм», в которой неожиданно пересеклись пути Фандорина, Валиханова, Наташи Ростовой, Ржевского, совершивших захватывающее путешествие из Санкт-Петербурга в Верный. Эта музыкальная фантасмагория, представляющая смесь авторской песни, рок-музыки и фольклора, словно повторяла музыкальные пристрастия Кульсариева.
Побеждают все
Форма слёта, когда главное - это не конкурс, а общение и учеба, не так часто встречается в современной авторской песне Казахстана. Между тем именно на таких фестивалях шлифуется мастерство, ведь у участников есть возможность представить свои произведения на мастер-классах и узнать, в чём их сила и слабость. В качестве мастеров выступили известные российские авторы Алексей Иващенко, Алексей Брунов, Константин Мыльцев, а также поэтесса Ирина Алексеева. Специально для слёта руководитель усть-каменогорского клуба «Зелёная карета» Евгений Зинин подготовил семинар «Авторская песня в Средней Азии и Казахстане». Во время видеопрезентации семинара можно было увидеть редкие фотографии, прочитать напутствия Юрия Визбора, узнать имена всех казахстанских победителей Грушинского фестиваля и «Петербургского аккорда» - в общем, понять, откуда пошла авторская песня в Центральной Азии.
Песенный дождь над Иссык-Кулем
После серии концертов в Алматы слёт перекочевал на Иссык-Куль. Озеро встретило бардовский ковчег солнечной погодой и не по сезону тёплой водой. Вдали от городской суеты молодые авторы познавали секреты песенного творчества и сценического мастерства, общаясь с мэтрами, или, как бы назвал их Насер, с киломэтрами.
Уже на первом концерте-перекличке главный заводила фестиваля алматинский поэт и бард Леонид Тернов обнаружил представителей не только из Казахстана, России, Киргизии и Узбекистана, но даже из далёкого города Палермо, в честь чего Алексей Иващенко позже спел переведённую им на русский язык песню Адриано Челентано.
Иссык-Куль располагал к авторской песне не только атмосферно, но и монументально. Не многие знают, что на берегу этого озера недавно появился памятник Булату Окуджаве. Он находится в конфессиональном парке «Рух Ордо», где прошло одно из выступлений слёта. Во время финальной песни концерта, сочинённой группой «СЛОН», задняя стена сцены неожиданно исчезла, и на её месте зрители увидели захватывающую живую картину, состоящую из глади озера и линии гор Терскей-Алатоо. Такие декорации не под силу создать художникам.
Слёт получился хотя и не шумным, но очень душевным. Александр и Елена Невские провели, например, весёлый концерт, собрав всех поющих детей.
В ходе слёта все известные гости ощутили степень родства с азиатскими бардами. Мыльцев легко напевал песни алматинца Неверовича, Иващенко и Брунов сыгрались с «Северным ветром», а Ирина Алексеева услышала песню на свои стихи в исполнении Фарида Сахабутдинова.
Интересно, что большинство из приглашённых из России авторов не принимали участия в работе центральноазиатских фестивалей последнего времени. Поэтому прошедший слёт стал прикосновением к энергии обновления и поиска. В определённом смысле это была новая волна, которая, будем надеяться, оставит свой след не только на глади высокогорного озера.
На этот раз Тянь-Шань, раскрошивший своими вершинами некогда братские республики Центральной Азии, объединил их вновь под флагом авторской песни.
Отто ВАЙСКОПФ
Фото автора, Игоря ЛОГВИНА, Михаила ПАВЛОВА
Домашняя страничка Электронная почта
27 июня, 2006 (вторник, 08:06)
Сообщение № 2
· Воронежский шпигун
Наталья Колесниченко с точки зрения Виктора Байрака.
Лингвист. Автор. Лауреатом Грушинского фестиваля стала в 17 лет. Свободно владеет английским, чуть хуже французским. Снаружи конформист, политик, противник жестких мер и высказываний. Изнутри – критик и злюка. К своему творчеству относится спокойно, с некоторой иронией. Пишет, забившись в замкнутое пространство, не пуская туда никого. Готовит по-европейски.

Виктор Байрак с точки зрения Натальи Колесниченко.
Художник, клоун, журналист, музыкант, поэт и черт знает что еще. Автор нескольких «народных» песен. Отличительная черта – пониженный инстинкт самосохранения. В творчестве (и в жизни) – странная смесь желания произвести впечатление с наплевательством на то, какое именно. Во сне иногда смеется.

Кто заказывает музыку?
Раньше читать было интереснее, чем жить. Сейчас наоборот.
(Жванецкий. Из выступления на съезде менеджеров России.)


В.Б. Честно говоря, мне давно надоели поиски определения границ жанра. В конце концов, люди, читающие этот журнал, давно все для себя определили и провели границу. Поэтому я хотел бы поговорить о другом, близком, сегодняшнем: о рынке авторской песни, о причинах популярности тех или иных авторов, о свободе выбора. И не надо никаких насильственных мнений, никаких хорошо и плохо. Просто есть люди, которые пишут и поют, а есть люди, которые ходят на концерты, покупают записи, ездят на фестивали. И опять же покупают записи. И кто-то на этом рынке более успешен. Кто-то за это даже живет. Мне кажется, нет, я просто уверен, что все сегодняшние разговоры о границах жанра на самом деле об успехе, о популярности. Просто участники полемики боятся себе самим признаться, что об этом. Не так ли?
Н.К. Не знаю, успех – понятие относительное. Покупает большинство, так ведь? А большинство – это странная категория, по определению состоящая из троечников. Я не раз предлагала своим студентам проголосовать за лучшую, например, речь на заданную тему в группе. Выбирали всегда либо по инерции (отличницу какую-нибудь), либо самое бросающееся в глаза. И никогда – лучшее по качеству. По этому для меня большинство – не показатель.
В.Б. А вот не надо обижать большинство, не надо. Я бы назвал эту субстанцию среднестатистическим человеком. При чем тут троечник? Он такой, как есть. Он не рафинированный эстет, но и не быдло. На нем планета держится. И он заказывает музыку. И авторскую песню тоже. В нем суть, а не в авторах или исполнителях. И в разные времена он разный. Вчера он любил Окуджаву, сегодня Митяева, завтра кого-нибудь такого, которого сегодня и слушать не станет. И пойдет валом на его концерты, и будет сметать его записи. И никакими аргументами об истинности искусства его не убедишь. А искусство само по себе. В сторонке. И никакого отношения к популярности, сиротинушка, не имеет. Его туда не звали и не зовут.
Н.К. Так, давай тогда определимся, как говорят у нас, с терминологией. Если ты действительно говоришь о среднестатистическом человеке – то это, прости, как раз быдло. И слушало оно раньше Толкунову и Антонова, а сейчас - Круга и группу «Звери». А то, о чем ты, судя по всему, говоришь – не совсем большинство, а «среднестатистический представитель субкультуры любителей авторской песни». Тогда я согласна. Этот человек любопытен как особь. И имеет право.
В.Б. Я с тобой согласен. Особь, о которой ты говоришь, - замечательное существо. Я его уважаю. Я с ним считаюсь. Но не люблю. Он, этот «особь» мне свой вкус навязывает, причем агрессивно. У него стадный рефлекс, его легко обмануть. И потом у него даже нет собственного мнения. Да и со вкусом у него слабовато. Но это хороший признак.
Н.К. Ну да. Можно, конечно, наплевать на всех, выйти на сцену в день Победы и петь марши Третьего рейха, потому что такое у меня настроение сегодня. Но потом помидоры от одежды отстирывать придется самому. То есть «публичный человек» должен учитывать фактор адресата. Тогда давай так – среднестатистический адресат авторской песни раньше слушал Окуджаву, Егорова и Визбора, а теперь слушает Митяева, Шаова и группу «ГрАссмейстер». Некоторые еще слушают Егорова, но это те, тогдашние, а не сегодняшние. Так?
В.Б. Так. И замечательно, что стало по-другому. Авторская песня Окуджавы, Городницкого и Кима держалась на людях, которых объединял страх.
Н.К.Стоп. Это как это - хорошо и это как это - страх?
В.Б. Ты, солнышко, родилась, когда это уже почти кончилось. А я этот страх под кожей носил. Все боялись, кроме тех, кто уехал или умер. И я боялся. Государства. Особенно боялась интеллигенция. Вот и создали себе культ авторской песни. Не фольклор городской интеллигенции, а религию оной. И по всем правилам религии появились и святые, и иконы, и молитвы. Так, в советском быту натерпишься ужасов, а потом – шасть на слет авторской песни. Помолился под гитару – попустило. Я как раз из этих самых ортодоксов и буду. Вот те крест на гитару. Где ж это – хорошо? А теперь нет основы для религиозного страха, и авторская песня превратилась... во что?
Н.К. Значит – законы свободного рынка – то есть спрос рождает предложение и наоборот. Значит, в товар. А что хочет среднестатистический некто, уставший от работы? Теплую ванну. Чтобы так посидеть себе, поподпевать, чтобы душа развернулась, но потом обязательно свернулась обратно, потому что с развернутой душой холодно, и завтра на работу к девяти.
В.Б. Правильно. Он же нормальный человек. Ему же на работу, а не на баррикады. Зачем ему баррикады? Зачем ему жертвы? Зачем ему светлое завтра, которое незнамо когда и для кого наступит? И вот это очень хорошо. Вообще нормальному государству герои не нужны. А значит и не нужна авторская песня тех лет – Галич, Высоцкий, Ким.
Получился замкнутый круг: Высоцкий – плохо, Вася Балалайкин - хорошо. Но Вася Балалайкин - это плохо, а Высоцкий – хорошо. Это называется диалектика. Из-за чего же столько скандалов на предмет чистоты жанра?
Н.К. Из-за того, что очень не хочется признаваться себе в том, что авторская песня все-таки умерла. И еще меньше хочется признаваться в том, что это не так уж ужасно. Не хочется, потому что, «когда мы были молодые...» (конец цитаты). Человеку свойственно хотеть войти в одну и ту же воду дважды. И не свойственно – осознавать, что речка такая же, а вода другая. В этом весь и конфликт на тему чистоты жанра. Есть люди из прошлого (старая гвардия), есть молодые люди, которые тоже из прошлого (в культурном плане: «мама и папа любили слушать Окуджаву»), есть некоторые, которым просто повезло, потому что они немножко сбоку от времени и от поколений (например, некоторые представительницы «женской авторской песни»). А остальные – извините – НЕ авторская песня. Или – авторская песня, но не-такая-какой-она-была-в-60-е -годы.
В.Б. А какая?
Н.К. Ванна теплая (см. выше). То есть – музыка, исполнение, аранжировка, короче, «красота» превалирует над словами (а не наоборот, как было раньше, - «музыка является средством выразительности по отношению к поэзии». Конец цитаты).
В.Б. Так что, поэты в авторской песне кончились?
Н.К. Да не кончились, они просто теперь отдельно. Отдельнее, чем были раньше. Потому что раньше большему количеству слушателей хотелось заглянуть вовнутрь и оценить произведение критически, а не просто получить удовольствие. Теперь те, которым надо критически – в меньшинстве. В очень-очень меньшинстве.
В.Б. То есть авторская песня умерла – да здравствует авторская песня! Веселенькая получается картина.
Н.К. Какая получается. Да, кстати, кто-то, кажется, в начале говорил о том, что не хочет обсуждать границы жанра...
22 февраля, 2006 (среда, 12:13)
Сообщение № 1
<< < 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 > >>
показать все сообщения
показать первую страницу

Отсчёт начат с 21 февраля 2006 года.
БардТоп Яндекс цитирования Rambler's Top100

© TRM 2006
© Хоменко С.В. (идея и реализация)
При использовании материалов сайта ссылка обязательна.
Администрация сайта не несёт никакой ответственности за содержание материалов, подаваемых пользователями ресурса!